Этот несговорчивый ФАС

Картельный сговор не перестает быть главным объектом интереса антимонопольщиков

11 февраля 2015 в 09:28, просмотров: 1086

В прошлом году управление Федеральной антимонопольной службы по Северной Осетии взыскало порядка 8,5 миллиона рублей штрафов. Из них львиная доля – за нарушения Закона о защите конкуренции, далее по списку – нарушения в сфере размещения госзаказов, закупок и Закона о рекламе. Руководитель республиканского ведомства Роман Плиев считает, что картельный сговор – один из основных врагов развития конкуренции в условиях современного рынка. Для борьбы с ним в арсенале ФАС достаточно методов давления и рычагов воздействия.

Этот несговорчивый ФАС
Роман Плиев.

– По сути своей работа антимонопольной службы направлена на противодействие злоупотреблениям монополистами своим доминирующим положением и содействие развитию конкуренции. Это две основные задачи ФАС. Кроме того, ведомство контролирует государственные и муниципальные закупки и строго следит за соблюдением законодательства о рекламе. Я хотел бы подчеркнуть: защита прав граждан – не сфера деятельности ФАС, как думают многие, для этого существует специальная служба – Роспотребнадзор. И все отношения, которые возникают между потребителем-гражданином и ресурсоснабжающей организацией, призван решать именно этот орган. Мы же больше направлены на защиту прав субъектов экономической деятельности.

– Вы сказали, что призваны защищать развитие конкуренции. Как здесь действует ФАС?

– Вот свежий пример. Нами было установлено, что АМС Владикавказа передало полномочия по получению оплаты за услуги детских садов владикавказскому информационно-расчетному центру – ВИРЦ. Это нарушение – Закон о защите конкуренции запрещает создание преимуществ определенному субъекту. Администрация города должна была объявить конкурс и привлечь других участников. Тем более что таковые имелись. В данном случае получается, что хозяйствующий субъект получает деньги и какое-то время ими пользуется, преследуя свой экономический интерес. Антимонопольной службой выдано предписание, которое органом местного самоуправления исполнено, нарушение устранено.

– Почти тот же самый принцип был использован и в истории с комбинатом школьного питания – нарушены условия конкуренции…

– До недавнего времени услуги по детскому питанию в школах Владикавказа предоставляла одна единственная компания в городе – комбинат школьного питания – муниципальное предприятие, впоследствии преобразованное в акционерное общество. Опять же, вместо того чтобы провести публичную процедуру торгов на оказание услуг по школьному питанию, АМС приняла положение о предоставлении субсидий на оказание этих услуг и установила требования, среди которых было наличие опыта по организации питания детских коллективов и опыта проведения пришкольных оздоровительных лагерей.

На тот момент эти требования не имели никаких законных оснований. Соответственно, во Владикавказе только комбинат обладал таким опытом. Ранее бывший муниципальным предприятием, потом – открытым акционерным обществом. При таких условиях единственным субъектом, который получил право кормить детей в школах, и стал комбинат школьного питания. Это незаконно. Все субъекты, которые есть у нас на рынке питания, могли участвовать в соответствующих торгах – тем самым обеспечив выбор и по качеству, и по цене предоставляемых услуг. Сейчас к данному комбинату много вопросов не только у нашего ведомства, там прошла и прокурорская проверка. Мы квалифицировали нарушение и вынесли штраф должностному лицу – 15 тысяч рублей.

– Не слишком ли лояльное наказание?

– За первое нарушение штраф действительно небольшой, но при повторном несоблюдении закона, мерой воздействия может быть дисквалификация. Это наказание назначает суд.

– Нам известно, что в прошлом году ФАС вела дело в отношении Северо-Осетинского филиала Росгосстраха по договору ОСАГО, когда страховщики не заключали его без дополнительной страховки жизни и здоровья.

– Мотивация была следующая. Средства, которые страховщики собирают на ОСАГО, не достаточны для последующих выплат, и эти меры предпринимаются для сбора страховых премий. Такая мера законом не предусмотрена, и конечно, мы здесь усмотрели нарушение. Было предложено прекратить подобную практику до возбуждения дела, Россгострах проигнорировал предупреждение, после чего мы возбудили дело. Решением по делу действия страховщика признаны злоупотреблением доминирующим положением. Сейчас дело находится на рассмотрении в арбитражном суде, в конце января судом первой инстанции подтверждена законность нашего решения. Если суд примет окончательное решение в нашу пользу, то это будет прецедентом для местных автовладельцев.

– На конкретном примере можете объяснить, как действует схема картельного сговора?

– Да, конечно. Опять же в сфере торгов было установлено нарушение. Речь шла о конкурсных торгах на выполнение работ по ремонту оконных блоков 26-й городской школы. Начальная цена контракта составляла порядка 7 млн рублей. Проведя анализ, мы усмотрели незаконный умысел – участники, используя определенную стратегию, обеспечили себе победу на торгах. Победителем стало некое ООО «Строймонолит». Действовали по стратегии, которую называют «таран». Это когда один из участников предлагает самую низкую цену, другие, не видя выгоды, снимают свои кандидатуры. Далее ход делает другой участник сговора и выставляет свою цену – более высокую. Завершается продуманная схема тем, что самое низкое ценовое предложение выходит из игры. ООО «Строймонолит» и было тем предприятием, которое со вторым по цене предложением получило заказ. В данном случае был выявлен факт картельного сговора – одно из серьезнейших нарушений антимонопольного законодательства. Виновные понесут наказание.

– Насколько сложно «поймать за руку» таких нарушителей?

– Достаточно сложно, но у службы уже есть наработанные способы противодействия таким недобросовестным стратегиям.

– «Джентльменское предупреждение» – один из методов вашей работы, насколько часто приходится его использовать?

– Действительно, такой механизм есть. Если мы видим, что в каких-то действиях могут быть признаки нарушения, предварительно предлагаем в течение месяца их прекратить. В конце прошлого года мы направили такое предупреждение Сбербанку в лице Северо-Осетинского отделения. Банк получал комиссию через кассира, когда человек совершал платеж. Даже если его сумма составляла 10 рублей, комиссия была 15, то есть 150% от платежа. Мы усмотрели в этом случае навязывание своих условий. Реакция со стороны банка была вполне адекватной – они предложили информировать клиента, который обращается за платежом в кассу, о возможности оплаты через терминал с более выгодными для себя условиями. Это один из примеров рабочего взаимодействия ФАС с хозяйствующими субъектами.

– Штраф за нарушение Закона о рекламе достаточно внушительный – от 100 000 до 500 000 рублей. Тем не менее рекламодатели довольно часто попадают под санкции ФАС. Интересно, за что может оштрафовать ведомство в этой сфере?

– К примеру, одним из банков на углу улиц Коцоева – Мамсурова была установлена реклама, суть которой сводилась к тому, что ипотеку можно получить лишь по двум документам и всего лишь за час. Эта информация написана большими яркими буквами. Но практически незаметным шрифтом указывалось, что это время и документы нужны банку лишь для принятия решения о выдаче кредита. По факту, для того чтобы получить ипотеку в этом банке, нужно оплатить первый взнос, который составляет 30 процентов стоимости приобретаемого жилья. И в процессе оформления предоставить целый пакет документации. Мы посчитали, что рекламная информация недостоверна. Суды двух инстанций подтвердили законность выводов управления, и банк уплатил штраф – 100 тысяч рублей. Причем в первый раз мы стараемся не наказывать большими санкциями, поскольку не заинтересованы причинить ущерб, вывести предприятие из строя. Наша цель – соблюдение законности.

– Владимир Путин еще в августе подписал указ о необходимости проведения оперативного мониторинга оптово-отпускных цен на отдельные виды продовольственных товаров. Сейчас он требует усилить эту работу. Что по этой части делается в республике?

– Цены на продукты – сегодня самый злободневный вопрос. Для территориальных органов контроль за ним сводится к еженедельному мониторингу цен на 11 продуктов питания: говядину, свинину, курятину, рыбу, масло, молоко, картофель, капусту, лук, морковь, яблоки. Понятно, что эти продукты и составляют основной рацион питания. Но проверять мы должны в первую очередь субъекты, занимающие доминирующее положение, и те, которые обладают наибольшей долей на рынке. В республике поставками этих продуктов занимается много субъектов, и доминирующего среди них нет.

– На территории Северной Осетии удалось хотя бы раз доказать монопольный сговор на цену бензина?

– Нет. Таких фактов зафиксировано не было. Центральным аппаратом ФАС России проведены три так называемых нефтяных дела, когда федеральная служба установила коллективное доминирование на рынке нефтепродуктов. Когда четыре нефтяные компании – «Роснефть», «Лукойл», «Газпромнефть», «ТНК» – полностью закрывая территорию РФ, диктовали свои цены. Порядка 12 миллиардов рублей было наложено на эти компании в виде штрафов. Но это проблема российского масштаба, не регионального.

– Судя по всему, работы в ведомстве хватает. Можете ли вы сказать, что какие-то дела остаются без рассмотрения, потому что просто не хватает рук?

– Ведомство было создано в 1991 году, в Северной Осетии начало свою работу через два года. Штат службы, который был вначале работы, сейчас значительно сократился, а функции расширились. В управлении всего 18 человек. Но, несмотря на достаточно серьезную нагрузку, мы справляемся со всем объемом текущих дел.

– Нередко ФАС обвиняют в злоупотреблении понятием «рыночный монополист», потому как причисляет к таковым предприятия малого и среднего бизнеса. Это так?

– Здесь вопрос именно понятий. Мы привыкли ассоциировать монополиста с крупной компанией, брендом. Но и организация, в которой работают пять -десять человек, вполне может являться именно монополией. Чаще всего речь идет о субъектах естественной монополии.

Например, котельная, которая питает микрорайон. Допустим, в ней работает пять человек, но в микрорайоне население – около пяти тысяч. И если эта котельная не даст тепло или любой другой коммунальный ресурс, то, понятное дело, большое количество людей пострадает.

Другими словами, рыночная власть, которая есть у хозяйствующего субъекта, не зависит от количества людей в нем работающих. И он в любом случае называется монополистом, потому что нет другого субъекта, оказывающего эту услугу. Ущерб, причиняемый им обществу, может быть весьма внушителен. Если глубже погрузиться в статистику, то будет понятно, что практически каждое дело возбуждается по обращению пострадавшего. И если есть законная возможность пресечь неправомерные действия, то мы их пресекаем.



Партнеры