Сергей Пальчиков: «Ставропольский округ должен консолидировать казаков»

Этап возрождения прошёл, идёт процесс развития, утверждают в Комитете СК по делам национальностей и казачества

06.02.2018 в 21:48, просмотров: 1274

Казачество занимает важную нишу во внутриполитической повестке дня и оказывает серьезное стратегическое влияние на перспективы развития Ставропольского края: опрос населения, ежегодно проводимый по заказу комитета СК по делам национальностей и казачества, показал, что свыше 50 процентов жителей края положительно относятся к казачеству и системе его развития.

Сергей Пальчиков: «Ставропольский округ должен консолидировать казаков»
Сергей Пальчиков

– Сергей Юрьевич, какие направления станут определяющими в поддержке казачьих обществ в 2018 году?

– Наступивший год будет непростой: предстоят выборы президента страны, чемпионат мира по футболу. Уже известно, что только в город-курорт Ессентуки, по предварительным данным, прибудут свыше 10 тысяч болельщиков из-за рубежа. С целью обеспечения безопасности жителей и гостей региона краевое правительство в течение всего прошлого года усиленно работало над созданием подразделений окружной казачьей дружины на КМВ, которых до 2017 года там не было. Сегодня совместно с полицией 52 казака окружной дружины патрулируют улицы Минеральных Вод, Пятигорска, Кисловодска, Ессентуков и Железноводска. В этом заинтересованы администрации всех городов-курортов, мощного международного транспортного узла – города Минеральные Воды. Усилена дружина в Ставрополе, поскольку сюда приезжает на учебу и работу молодежь со всего юга России. Казаки-дружинники совместно с сотрудниками полиции несут службу в 21 районе и городском округе края. В течение 2017 года окружная дружина увеличилась на 68 казаков, ее общая численность составляет 246 человек. Они патрулируют маршруты с самой сложной оперативной обстановкой: места развлечений, массовых скоплений граждан, где чаще всего и происходят неприятности.

– Казачество – это не только служба, а базовая ментальность многих жителей Ставрополья, русский культурный код.

– Казачество – это русское сердце Кавказа. А также вопрос государственной, социальной и политической стабильности. Практика показывает: те станицы и хутора, где есть крепкие казачьи общества, во многом отличаются от территорий, где казаков нет. Это видно по мероприятиям и социальным проектам, которые организовываются силами казаков для жителей. Они формируют положительную повестку, создают дополнительные возможности культурной жизни в сельской местности. Год от года статистика говорит о неуклонном снижении количества преступлений и правонарушений там, где патрулируют казачьи дружины. Казаки не стремятся покидать Ставрополье, заинтересованы в жизни на земле и воспитывают детей на таких ценностях, как любовь к родному краю и стране. Благодаря казачеству в обществе поддерживается институт семьи. Это живая традиция, которая востребована молодежью и становится жизненным принципом для многих.

Комитет как орган государственной власти, курирующий работу по поддержке казачества, продолжит политику укрепления казачьих обществ в крае и создания новых. Мы давно не говорим о «возрождении». Идет непростой процесс развития, сопряженный с созданием законодательных механизмов на федеральном и краевом уровнях. Это длительная работа разных ведомств, она определяет все цели и задачи в соответствии с утвержденной главой государства «Стратегией развития государственной политики РФ в отношении российского казачества до 2020 года» и краевым планом по реализации этой стратегии на Ставрополье.

– Что делается для поддержки казачьих обществ в законодательной сфере?

– Наш комитет внес два предложения по внесению изменений в федеральное законодательство в профильный комитет крае-вой Думы по казачеству, безопасности, межпарламентским связям и общественным объединениям. Поправки предлагается внести в №184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Смысл в том, чтобы в полномочия поселений и субъектов вписать поддержку казачьих обществ. Идея нужная и новая, такого никто еще не предлагал. За десятилетия законотворчества в сфере казачества многие инициативы Ставропольского края были поддержаны на федеральном уровне. Надо учитывать, что эта работа требует времени, на согласования иногда уходит по 3-4 года, но в итоге решаются основополагающие задачи.

– Приведёте пример?

– Например, закон о противодействии коррупции запрещал государственным гражданским и муниципальным служащим (и просто госслужащим) участвовать в управлении хозяйствующим субъектом. Главный орган управления казачьего общества – круг, а де-факто любой казак с правом голоса на круге участвует в управлении хозяйствующим субъектом. То есть, глава поселения не мог стать атаманом этой же станицы. Для нас это была серьезная проблема. Благодаря краевой Думе были внесены изменения в закон «О казачестве Ставропольского края», согласно которым служащие получили право быть избранными атаманами по поручению губернатора. Локально на краевом уровне решился вопрос. Затем мы обратились в комитет краевой Думы, в федеральную Думу, где нашу краевую инициативу поддержали Кубанское войско и Всевеликое войско Донское. Через три года были приняты поправки к федеральному закону именно в отношении казачьих обществ.

– Какие меры помогут экономическому развитию казачества?

– В ряде районов, городов и поселений приняты хорошие муниципальные программы поддержки. Подспорьем служит и окружная казачья дружина, где казаки работают на платной основе. Но требуется системное решение. Много споров вызвала идея создания окружного «Агрохолдинга», призванная постепенно обеспечить экономическую самостоятельность Ставропольского окружного казачьего общества. Изначально это предприятие будет учреждаться СОКО, поэтому СОКО должно претендовать на земли, находящиеся в краевой собственности. Со временем, когда удастся взять землю в достаточном объеме, будет приобретаться сельхозтехника, появится возможность помогать в обработке земли по договорам субподряда с теми казачьими обществами, кто не имеет возможности самостоятельно обрабатывать землю. А значит, доходы будут оставаться в казачестве и отпадет необходимость сдачи земли в субаренду порой на невыгодных условиях. Но хочу особо подчеркнуть: если в «первичках» доходы от земли используются на уставные цели – округ не должен ни в коем случае вмешиваться.

– В теории звучит неплохо, но на практике взять нужное количество земли очень непросто, а вопрос экономики требует решения буквально «здесь и сейчас»...

– Это сложная и острая тема, где многое зависит от самих казаков. В целом ситуация типична: появляются несколько человек, которые без проведения кругов, личным решением распоряжаются доходами с земли, занижают урожайность, по кускам или полностью переуступают участки, а потом начинаются суды. Или о какой чести можно говорить, когда атаман берет 2,5 тысячи га земли без права переуступки, что подтверждается документально, а там без всяких договоров работают посторонние люди? Казакам говорит, что никаких доходов не получает и вообще земли у него нет. Это уже вопрос правоохранительных органов.

– В прошлом году в крае законодательно были приняты меры, касающиеся права казачьих обществ претендовать на землю только в пределах муниципальных границ. Для чего это было сделано?

– Для пресечения попыток брать в аренду землю на другом конце края, чтобы пересдать ее в субаренду или переуступить, а не для того, чтобы дать работу своим казакам-фермерам и направлять средства на уставные цели. Такое решение было тяжело принять, поскольку есть перспективные казачьи общества, которые хотели бы расшириться и, возможно, даже поработать с соседними районными казачьими обществами. Но для этого есть договорные механизмы. Тем, кто работает, скрывать нечего, их труд виден всем: и главам, и местным жителям. Это атаманы и казаки, кто не пытается набить свой карман, а еще из своего берут на детей, казачьи классы и т.д. И таких у нас, слава Богу, много. Мы видим, где поддерживают молодые казачьи семьи, выделяя им участки, помогают начинающим фермерам, направляют средства на благоустройство поселений. Там и скверы закладываются, и водопровод в селе проведен, и фонтан, и каток зимой, и памятники устанавливаются для всех жителей – чего только не делается.

– И как же быть с теми обществами, где не получается преодолеть проблемы?

– Работать. Управленческий, межличностный кризис приводит общество в разд-рай, оно фактически начинает разваливаться на куски. Часто в казачьих обществах обостряется обстановка, в том числе и от длительного невнимания со стороны руководства СОКО ТВКО, ГКУ «Ставропольский краевой казачий центр». В результате вместо того, чтобы спокойно разобраться в ситуации и помочь, начинается скандал, который выплескивается в суды и в информационное поле. Управление – это не только репрессивные меры, но и постоянный мониторинг и выстраивание конструктивного взаимодействия с людьми.

– В последнее время казаки часто говорят о концентрации на сугубо внутренних проблемах, что не способствует преодолению кризисов.

– Надо менять порядок работы: не казаки должны Ставропольскому округу, а округ создан и существует для казаков. Он является центром общения и консолидации казачества на Ставрополье. И комитет будет вести целенаправленную работу в этом направлении. Казаки должны знать, что «первички» могут получить не только методическую, но и практическую, в том числе юридическую помощь. Будет пересмотрена работа подведомственного учреждения – «Ставропольского краевого казачьего центра». Специалистов казачьего центра на местах практически не осталось, их всего 14 человек на весь край. Я считаю, что они необходимы в каждом районном и городском казачьем обществе. За счет их создания мы укрепим вертикаль взаимодействия с казачьими обществами. Специалисты ГКУ должны помогать атаманам решать земельные вопросы, грамотно составлять документы на получение государственных субсидий и различных грантов.

– Что представляют собой субсидии и как казачьим обществам ими воспользоваться?

– В крае 189 казачьих обществ, а субсидиями пользуются далеко не все: некоторые не умеют, другие до сих пор не вошли в госреестр. В общей сложности из федерального и краевого бюджетов на компенсацию затрат, связанных с организацией их деятельности, выделено 5,5 миллиона рублей. Компенсации подлежит 95% фактических затрат на цели, предусмотренные законом Ставропольского края о бюджете. Руководствуясь порядком предоставления этих субсидий № 84-п, утвержденным постановлением краевого правительства, можно возмещать расходы на ремонт помещений, приобретение оргтехники, спортивного инвентаря для казачьих клубов (экипировка, ринги, татами, тренажеры, учебное стрелковое оружие и т.д.), арендную плату, связь и ГСМ, парадную форму – перечень большой. В начале этого года уже несколько казачьих обществ обратились к нам с пакетом документов. Также ресурс этих средств в 2018 г. будет направлен на ремонт и страхование 21 автомобиля окружной дружины. Комитет планирует провести семинар, где будут даны разъяснения по подготовке документов на получение субсидий.

– На Совете атаманов в январе председатель комитета Александр Писаренко озвучил планы по развитию ЧОПа «Казачий Терек» – создание его дочерних подразделений по краю. Зачем нужна эта мера?

– Создание филиалов войскового ЧОПа планируется территориально там, где будут расположены объекты для охраны. В общей системе общественной безопасности частные охранные предприятия участия не принимают, они работают только на объектах. ЧОП важно поддержать, потому что казаки, помимо своих дежурств в дружинах, еще добровольно и бесплатно охраняют массовые мероприятия, церковные праздники. Дочерние предприятия будут работать по упрощенной системе налогообложения, что невозможно по закону в случае с войсковым ЧОПом. Это снизит налоговое бремя и позволит развиваться казачьим обществам.

– Не теряет актуальности вопрос поддержки казачьего кадетского образования. Что делается в этом направлении?

– В Ставропольском крае создана, пожалуй, самая лучшая законодательная база, есть методические наработки педагогов, солидный опыт. Однако создание каждого казачьего кадетского класса – это инициатива и финансовое бремя казачьего общества и образовательной организации. Бюджеты школ и муниципалитетов ограничены. Форму детям покупают или общины, или сами родители. Проблема поднималась нами не один раз, озвучивалось даже предложение о создании отдельной целевой госпрограммы по казачьему кадетскому образованию, но по закону это нельзя выделять из программы общего образования. Однако как региональный компонент, именно казачье кадетское образование должно стать во главе угла на Ставрополье. Комитет в рамках программы приобретает форму, учебники. В этом году мы запланировали оказание методической помощи и курсы переподготовки для казаков – офицеров-воспитателей. По линии министерства образования выделены федеральные средства для ремонта общежития Буденновского кадетского корпуса. Через федеральных депутатов и профильный комитет Думы будет продолжена работа по возвращению в повестку дня строительства казачьего корпуса в Кисловодске.

– В феврале будут рассмотрены поправки и в федеральный закон «Об образовании», касающиеся казачьих кадетских классов. О чем идет речь?

– В федеральном законодательстве есть пробел: нет самих понятий «казачий кадетский класс» и «казачья кадетская школа». Восполнить его – наша совместная с профильным комитетом Думы инициатива. Предложения будут рассматривать ГД РФ и Совет Федерации. Поправки в федеральном законодательстве подразумевают возможности для дополнительного краевого и муниципального финансирования. Но как это будет реализовываться, говорить пока рано. Сейчас финансирование осуществляется в зависимости от уровня подчинения образовательной организации.

– Благодаря госпрограмме поддержки, реализуемой комитетом, на Ставрополье много лет проводятся крупные казачьи мероприятия. Они останутся прежними?

– Все они пройдут с тем же объемом финансирования, что и в 2017 году, но будут и новые. Комитет всегда выступает за любые инициативы казачьих обществ, тем более если они поддерживаются СОКО. Это молодежные, спортивные конкурсы и фестивали, способствующие сохранению культурно-исторических традиций казачества. В последние годы при поддержке программных средств проводятся «Казачьи шермиции», и поступили предложения о предварительных соревнованиях по стрельбе из лука и по рубке шашкой.

В прошлом году впервые в новейшей истории Терского войска силами казаков был организован конный переход в память о казачьих соединениях, воевавших на Ставрополье во время Великой Отечественной войны. Мероприятие поддержано из бюджета края, тем более что в 2018 году мы отмечаем 75 лет освобождения Ставрополья от фашистской оккупации. Есть предложения по развитию армейского рукопашного боя. Краевому конкурсу «Казачьему роду – нет переводу!» исполняется 20 лет. Казаки СОКО примут участие в подготовительных мероприятиях предстоящего Всероссийского казачьего круга и в самом круге осенью.

В планах – окружные военно-полевые сборы с проживанием на территории воинской части, стрельбами и тактическим обучением для 100 казаков. Это также даст возможность обновить свои знания для допризывной подготовки молодежи. По итогам 2017 года на службу в Вооруженные силы направлено 78 молодых казаков, 26 прошли обучение в ДОСААФ по военно-учетным специальностям. В весенний призыв подлежат призыву 81 юноша. На прошедшем совете атаманов поднимался вопрос о том, что наши призывники могут направляются только в две воинские части – 205-ю отдельную мотострелковую бригаду и в 247 Кавказский казачий десантно-штурмовой полк. Но там серьезные критерии отбора, и те, кто не проходит по здоровью, могли бы направляться еще куда-то.




Партнеры