Он ушел в бессмертие в 17 мальчишеских лет

Юные ставропольцы внесли большой вклад в освобождение родного края от захватчиков

13 февраля 2018 в 13:43, просмотров: 1054

Более тысячи ставропольских партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями «Партизану Отечественной войны», которые учреждены Указом Президиума Верховного Совета СССР 2 февраля 1943 года.

Он ушел в бессмертие в 17 мальчишеских лет

Мы так часто повторяем слово «патриотизм», так отлакировали его, что не задумываемся, было ли это слово в обиходе у тех 15-16-17-летних, которые в 1942-м поднялись в городах и селах Ставрополья на борьбу с фашизмом. Памяти вечно юных, павших в Великую Отечественную войну, советский поэт Роберт Рождественский посвятил «Реквием»: «Пламя ударило в небо – ты помнишь, Родина? Тихо сказала: «Вставайте на помощь…» – Родина. Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина. Просто был выбор у каждого: я или Родина».

О комсомольском подполье Ставрополья и о партизанском движении мне рассказал доктор исторических наук, профессор СКФУ Николай Судавцов. Он уже много лет занимается исследованием архивных документов, автор многих публикаций и книг. В частности, немало интересных фактов той поры изложено в книге «Ставрополье в период немецко-фашистской оккупации (август 1942 – январь 1943 гг.)», изданной двумя государственными архивами края к 55-летию Победы.

Километр жизни

4 августа 1942 года начались бомбежки Минераловодского железнодорожного узла и паровозного депо. Также начались беспрерывные бомбежки станции Георгиевск. 32 поезда, в числе которых 12 санитарных с тысячами раненых бойцов и командиров, застряли. Возникла опасность захвата эвакуационных составов фашистами. Чтобы пустить поезда, нужно было проложить вместо разбомбленных путей новый километр. Пути расчищали днем и ночью. К вечеру 8 августа единственный тогда путь на Георгиевск был открыт. Поезда ушли на юг.

Оккупанты с первых дней начали заниматься шкурничеством. По свидетельству писателя Алексея Толстого, который в 1943 году был назначен председателем Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированных территориях, за пять месяцев оккупации Северного Кавказа в одном только Ставропольском крае фашисты отобрали у населения, зарезали, съели и частично угнали в Германию почти сто пятьдесят тысяч коров, около двух миллионов овец и коз, почти сто тысяч свиней и так далее. В Железноводске в великолепных санаториях, отделанных драгоценным деревом и мрамором, захватчики сложили печи и пять месяцев дымили салом и копотью в разбитые окна.

В статье «Коричневый дурман», опубликованной в газете «Правда» 8 августа 1943 года, писатель рассказывает и о массовых уничтожениях евреев: ставропольских и эвакуированных из Ленинграда, Украины, Крыма. В Пятигорске, по свидетельству, Алексея Толстого, на горе Машук в старых каменоломнях было отрыто и опознано около трехсот трупов. Фашисты умерщвляли людей газом в машинах – душегубках, и называли это гуманным. В то же время германское командование в листовках, объявлениях декларировало, что борются фашисты исключительно против большевизма, а народу обещали кучу всяких свобод и благ. Как говорит Николай Судавцов, на Северном Кавказе фашисты надеялись на массовую поддержку национального населения.

«Новый порядок», который объявили немцы, низводил людей в ранг рабов. Об этом говорят документальные свидетельства. В Труновском районе 60-летних стариков избили плетьми за 10-минутное опоздание на работу. Двое рабочих Кисловодского завода по розливу минеральной воды были избиты за то, что не поняли распоряжения «хозяина», отданного на немецком языке. В станице Советской ради потехи новые рабовладельцы заставили двух 60-летних стариков танцевать «барыню» в одном нижнем белье. Готовясь к весенним посевным работам 1943 года, сельхозотдел немецкой армии на Северном Кавказе отдал на места распоряжение не надеяться только на тракторные работы, а заготовить пропашники и плуги, которые тянутся людьми. Вот тебе и обещанный свободный крестьянский труд. Однако не удалось фашистам посеять хлеб на Ставрополье. Вышвырнули их в январе. Что касается уборки урожая 1942 года, то местное население всячески саботировало процесс, несмотря на угрозы и кары фашистов.

Листовки комсомольцев звали на борьбу

Оккупанты организовали выпуск своих газет. Однако тем дороже были людям листовки, которые по ночам расклеивали подпольщики. Из них население оккупированного края узнавало о сводках Совинформбюро, о ситуации на Северном Кавказе, о злодеяниях фашистов. Эти листовки звали на борьбу.

Набирало силу и партизанское движение. К организации партизанских отрядов руководство края приступило в июле 1942 года, в преддверии приближения врага к пределам Ставрополья. С началом оккупации начали действовать партизанские отряды. По словам Николая Судавцова, у нас не было и не могло быть такого массового партизанского движения, как в Белоруссии или на Брянщине. В степях партизанам негде укрываться. Леса только в Карачаево-Черкесии, которая тогда входила в состав Ставропольского края. Известно, что было создано 47 действующих партизанских отрядов, насчитывавших около 2000 человек. Фашисты боялись партизан. Тем, кто поддерживает с ними связи, предоставляет ночлег или пропитание, грозили расстрелами. И расстреливали.

Партизанские отряды были сведены в три группы: Северо-Восточную (базировавшуюся в основном на территории Кизлярского округа и Левокумского района), Южную (действовавшую в районе Кисловодска, Советского и Моздокского районов) и Западную (на территории Карачая и Черкесии).

Во всех отрядах остро ощущалась нехватка оружия, которое захватывали в боях с врагом. Гитлеровцы признавались в письмах родным: «Земля здесь обширная, хлеба, мяса, масла много. Но люди здесь страшные, стреляют из-за угла, убивают чем попало наших солдат и офицеров… Под постоянным страхом мы находимся на этой проклятой земле».

Отряды, базировавшиеся на территории Кизлярского округа, в августе и начале сентября 1942 года по существу были единственной вооруженной силой, преграждавшей противнику доступ в район железной дороги Кизляр – Астрахань. А партизаны, действовавшие на территории Черкесии и Карачая, в первые дни оккупации сдерживали натиск врага, замедляя продвижение фашистов к перевалам Закавказья.

Отряды Северо-Восточной группы действовали в условиях степной местности. Для получения необходимых сведений о противнике свыше десяти групп партизан-разведчиков проникали в тыл врага на глубину до 400 километров. Осуществляя разведку и диверсии, эти группы вели одновременно разъяснительную работу среди населения, распространяли в городах и селах газеты, брошюры и листовки.

Саша ушел в подпольщики, а Анна в партизаны

Активно сотрудничала с партизанами подпольная комсомольская организация села Величаевского Левокумского района. В этом селе в 15 километрах от линии фронта для подпольной работы был оставлен 17-летний комсомолец-десятиклассник, сын школьного учителя Александр Скоков. Отличник учебы, секретарь школьной комсомольской организации, он пользовался авторитетом и у сверстников, и у взрослых.

Получив задание от руководства партизанского отряда, Саша создал подпольную комсомольскую организацию. Его соратниками стали школьные друзья Миша Заворотынский, Лида Карабутова, Наташа Калайтанова, Кузьма Напханюк, Вася Обмачевский и другие. Александр написал клятву, которую давали все вступавшие в организацию. Она потом войдет в историю как клятва ставропольских молодогвардейцев. «…Клянусь строго хранить тайны подполья, уничтожать без жалости и пощады, не щадя крови своей и даже жизни, немцев и их прихвостней, продавших честь и свободу Родины и народа».

Молодые патриоты собирали данные о передвижении, количестве и вооружении немецких частей. Писали и расклеивали листовки со сводками Совинформбюро. Совершили налет на гитлеровскую аптеку, а медикаменты передали в партизанский отряд. Угнали несколько овечьих отар в камыши на партизанские острова. Когда немцы создали в селах Величаевском и Владимировском склады с боеприпасами для движущихся на Малгобек и Грозный частей альпийских стрелков, ребята сообщили об этом партизанам. Потом ночью под проливным дождем вскрыли склад и перетаскали ящики с боеприпасами в партизанские лодки, которые пришли с островов к берегу реки.

Общее руководство деятельностью юных подпольщиков по заданию штаба партизанского движения осуществлял командир взвода разведки Иван Дрогин, до войны бывший секретарем парткома местного колхоза.

На счету Северо-Восточной группы партизан в этом районе есть и другие славные дела. Одним из командиров в этой группе партизанских отрядов был капитан НКВД Алексей Ковалев, кстати, родной дед главного редактора «МК-Кавказ» Вадима Баканова. До войны он перенес тяжелую форму туберкулеза позвоночника, поэтому его не взяли на фронт. Направили в партизанский отряд. Алексей Ковалёв организовал и осуществил захват в плен коменданта Левокумского района Франца Вагнера. Этот героический поступок описан в книге В. Гнеушева и А. Попутько «Партизанский заслон», изданной в начале 80-х годов прошлого века. За проявленное мужество Алексей Ковалев награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

Но вернемся к нашим подпольщикам. Из докладной записки Ставропольского краевого комитета Центральному комитету КПСС: «…Члены подпольной комсомольской организации во главе с Александром Скоковым проводили большую работу по оказанию практической помощи партизанским отрядам, расположенным в Прикумских плавнях, гвардейскому корпусу генерала Кириченко… Комсомольцы минировали дороги, собирали и передавали партизанам различные сведения разведывательного характера, помогали партизанам в доставке оружия и боеприпасов…».

Но по доносу предателя подпольная организация была раскрыта оккупантами. А. Скокова, К. Напханюка, В. Обмачевского после допросов и пыток гитлеровцы казнили. 17-летние мальчишки не выдали никого. Таким образом они спасли жизнь другим подпольщикам. Спустя годы Саше Скокову посмертно присвоят звание Героя Советского Союза.

В героическую историю Ставрополья вписано и имя разведчицы партизанского отряда Советского района 18-летней Ани Шилиной. Дочь казака, проявившая себя еще в школе как отличный организатор, перед войной была избрана секретарем райкома комсомола. Казачку, хорошо держащуюся в седле, зачислили в конную группу отряда. Из разведки она неизменно приносила ценные сведения о противнике. 13 октября 1942 года в бою с фашистами за село Владимировка начальник штаба отряда попал меж двух огней, расстреляв запас патронов из нагана, ему грозила смерть. Аня под шквальным огнем подползла к командиру, дала ему карабин с патронами и две гранаты. А через пару недель в разведке боем под селом Урожайное Аня, также спасая жизнь командира, оторвалась от основной группы и попала в окружение врагов. Они пытались взять ее живой. Но отважная разведчица выстрелами из револьвера и гранатами уничтожила семь фашистов. Видя, что девушка готова бросить третью гранату, фашистский солдат убил ее ударом штыка в грудь. Аня Шилина награждена орденом Красной звезды.

Медицинская сестра пятигорчанка Нина Попцова при выполнении специального задания военсовета фронта в тылу немецких войск была схвачена и брошена в фашистский застенок в Пятигорске. 6 января 1943 года за несколько минут до гибели она написала письмо матери в станицу Горячеводскую: «Прощай, мамочка! Я погибаю, но не плачь обо мне. Придет наша родная Красная Армия, передай ей, что я погибла за Родину. Пусть отомстят за меня и за наши мучения».




Партнеры