В Ставропольском краеведческом музее открылась необычная выставка

Ее экспонаты обитали миллионы лет назад в древних морях

13.03.2018 в 10:01, просмотров: 486

Выставка называется «Родом из мезозоя или Аммонит.ру». Представленные на ней обитатели древних морей жили в так называемую мезозойскую эру. Этим определяется первая часть названия выставки. А вторая часть – «Аммонит.ру» – это название сайта в Интернете, на котором встречаются и общаются палеонтологи, профессионалы и любители, и показывают свои находки. На выставке как раз представлены экспонаты, собранные в течение многих лет одним из завсегдатаев этого сайта, лаборантом из института нефти и газа Северо-Кавказского федерального университета Михаилом Шерстюковым. 

В Ставропольском краеведческом музее открылась необычная выставка
«Стрелы Перуна»

«Громовые стрелы» и «камень Перуна»

Понятно, что в экспозиции не живые обитатели древности, а окаменелые останки ископаемых морских организмов, преимущественно аммониты и белемниты. И те, и другие – моллюски, которых называют головоногими. На голове у них расположены конечности – щупальца, которые венцом окружают рот. Они отличались способностью быстро плавать,  и у них была развитая нервная система. Аммониты внешне представляют собой раковины, иногда гигантских размеров,  доходящих до роста взрослого человека. Белемниты внешне напоминают кальмаров. Но в отличие от них, имеют на конце тела ростр, похожий на стрелу. Этот необычайно прочный ростр находят чаще всего палеонтологи и любители. За ним охотятся поклонники нетрадиционной медицины, приписывая ему некие чудодейственные свойства. Аммониты же умельцы приспособились использовать для ювелирных поделок. Из некоторых получаются интересные украшения.

Имя ископаемым моллюскам – аммонитам, присвоено по сходству с рогами бога Амона, олицетворявшего  в Древнем Египте Солнце и имевшего  символом сияющего барана. Римляне, завоевав Египет, переняли традицию и звали окаменелые ракушки рогами Амона.

Слово «белемнит» образовано от греческого belemnon – дротик. У народов, населявших территорию современной России, минерал получил название «чертов палец». В Древнем Египте – «громовые стрелы», в Литве – «камень Перуна», в Шотландии – «камень летучих мышей», в Англии – «пальцы святого Петра». В той далекой древности белемниты охотились на аммонитов, поскольку были хищниками и быстро плавали, причем стаями.

Вы спросите, какое отношение имеют аммониты и белемниты и энтузиаст палеонтологии, собирающий их много лет, к  институту нефти и газа? Дело в том, что аммониты и белемниты служат руководящими ископаемыми  для отложений юрского и мелового периода. Если объяснять просто, окаменелые останки этих моллюсков помогают определить возраст отложений. А ученые определяют, может ли быть в отложениях пород этого возраста залегание нефтеносных или газоносных пластов. Этот метод называется биостратиграфическим или палеонтологическим и используется наряду с радиоизотопным. Так что за красивыми раковинами и «стрелами Перуна» специалисты видят большую практическую пользу. Однако и желающих просто полюбоваться  красивыми и необычными экспонатами немало.

Михаил Шерстюков уже несколько лет сотрудничает со Ставропольским музеем-заповедником и не раз безвозмездно передавал сюда свои находки.

– Я представил небольшую часть своей коллекции, основная ее часть находится в Северо-Кавказском университете в институте нефти и газа на кафедре поиска и разведки полезных ископаемых, – рассказал на открытии выставки Михаил Шерстюков. – Коллекция уже является частью учебного процесса. Мое увлечение началось в 1967 году. Мы,  мальчики,  из станицы Зеленчукской в Карачаево-Черкесии, увлеченно собирали разные необычные камни. У нас там много слоев, пород открытых. Мое увлечение разделяли братья. Мы находили необычные камни и складывали их в коробки. По мере взросления интерес к самодеятельной археологии поутих, а с палеонтологией мы связали свою судьбу надолго. Когда мы немножко выросли, нашли в Интернете сайты, узнали, что такое аммонит, что такое белемнит... Позднее судьба свела меня с учеными. Мы проводим совместные экспедиции. Подружился я с Московским институтом палеонтологии. Приезжали его ученые, приезжали специалисты из-за границы, им нравится наш Кавказ. У нас более благоприятные условия для исследователей. Здесь на больших,  чем в Европе площадях, можно увидеть и исследовать все ярусы.

Дары Сарматского моря

– Наш Северный Кавказ и особенно восточное Предкавказье богато с точки зрения палеонтологии и с точки зрения культурного слоя, – говорит руководитель кафедры поиска и разведки полезных ископаемых института нефти и газа СКФУ Абдул Керимов. – Мы не копаем, мы проводим исследования и говорим, есть ли смысл там производить какие-либо раскопки. Четыре года назад, как только сформировался СКФУ, мы приобрели уникальное дорогостоящее оборудование: отечественное, американское, японское, итальянское. С помощью этого оборудования мы можем искать какие-либо несогласия под землей. И мы сделали большой комплекс исследований, чтобы передать эту информацию археологам и палеонтологам. Ставрополь находится на севере того Сарматского моря, которое было миллионы лет назад. У нас под Бешпагиром титано-циркониевые россыпи очень богатые. Они не разрабатываются по субъективным причинам. Эти россыпи – дар Сарматского моря. На Ставрополье более 150 карьеров. Нужно искать не только палеонтологические артефакты, нужно продолжать искать нефть и газ. В этом плане по-прежнему перспективно Нефтекумье.

Но вернемся к экспозиции. По словам научного сотрудника  отдела природы музея-заповедника Натальи Кочневой, большая часть выставленной коллекции будет передана в дар музею.

– Здесь можно увидеть следы тысячелетий – от 70 миллионов лет назад и к нашему времени, – подчеркнула Наталья Кочнева. – Ставропольский край и Ставропольская возвышенность  не старше 70 миллионов лет. Сменялись не только эпохи, сменялись пласты в земной коре. И каждый пласт характеризуется остатками полезных ископаемых, представителей древней флоры и фауны. В залах музея можно увидеть древнего кита – представителя Сарматского моря, он жил примерно 18 миллионов лет назад. Самый старый экспонат – рыба леролепсис. Ей 40 миллионов лет. Но это ископаемые виды, которые сейчас на Земле не живут. А порядка двух миллионов лет назад у нас появились южные слоны. В музее их два. Это уникальные экспонаты.

Что же касается наших знакомцев: аммонитов и белемнитов, чьи окаменелые останки можно увидеть на новой музейной выставке, то они прекратили свое существование в конце мезозойской эры. Тогда же исчезли динозавры и другие рептилии. Что послужило толчком к массовому вымиранию фауны в этом периоде? Единой версии нет. Ученые говорят о парниковом эффекте, о космических катаклизмах, в результате которых на какой-то период было закрыто Солнце и наступило массовое похолодание. Но все это версии.

А важно вот что. Приходите в музей и совершите путешествие во времени в мезозойскую эру.