В Ставрополе открылась выставка к 200-летию Ивана Тургенева

Нити, связующие великого писателя с краем незримые, но прочные

14.01.2019 в 20:22, просмотров: 134

«Иван Сергеевич Тургенев в культурном пространстве Ставрополья» – под таким необычным названием в краевом центре открылась выставка, посвящённая 200-летию со дня рождения великого русского классика.

В Ставрополе открылась выставка к 200-летию Ивана Тургенева
Вдохновитель выставки в Ставрополе доктор филологических наук, профессор, тургеневед Вячеслав Михайлович Головко.

На первый взгляд название неожиданное, ведь имя писателя связано с усадьбой Спасское-Лутовиново Орловской области, Москвой, Петербургом, Буживалем, Баден-Баденом и, казалось бы, при чём тут южный провинциальный город в предгорьях Кавказа, где Тургенев никогда не бывал? Однако же ничего странного в названии выставки нет, но всё по порядку.

Символично, что экспозиция представлена в музее-усадьбе художника-академиста В.И. Смирнова. Мы не можем сегодня точно сказать, встречались ли когда-нибудь Смирнов и Тургенев, но нельзя исключать, что в годы свой учебы в Санкт-Петербурге Василий Иванович, сокурсник И.Е. Репина и К.Е. Маковского, бывал на публичных лекциях писателя.

В Петербургской Императорской академии художеств Василий Смирнов учился с 1860-го по 1870 год, став одним из лучших её выпускников. Подтверждение этому – оригинал диплома «на звание Классного художника третьей степени», а также свидетельство о том, что Смирнов «в бытность ученика награждён двумя серебряными медалями второго и третьего достоинства».

В 1873 году художник перебрался в Ставрополь. Решение променять российскую столицу на провинцию он принял в силу разных обстоятельств, главными из которых была стабильная зарплата в местном реальном училище.

Манила, конечно, и богатая фактура – Кавказские Минеральные Воды, да и сами окрестности Ставрополя, вдохновлявшие многих творческих людей, бравшихся за кисть и перо. Позднее уже, когда Василий Иванович обзавёлся семьёй, в которой было девять детей, он преподавал в мужских и женских гимназиях, в духовной семинарии.

Тургенев был одним из любимых и ценимых Смирновым писателей. Роднила их эстетическая преемственность в изображении русской жизни. Не случайно в 1908 году, к 90-летию писателя, Смирнов написал замечательный портрет Тургенева, что стало настоящей сенсацией в мире искусства лишь несколько лет назад. Как вспоминали дочери художника, в своей работе Василий Иванович использовал фотографию писателя, хранившуюся в доме. Это фотокарточка небольшого размера и сегодня находится в доме-музее, но уже рядом с портретом Тургенева.    

Дом-музей В.И. Смирнова принял первых посетителей в сентябре этого года, а тургеневская выставка в его стенах стала первым мероприятием общероссийского уровня. Инициатором выставки стал известный ставропольский тургеневед, доктор филологических наук, профессор Вячеслав Головко. Ему же принадлежит и странное, как может показаться на первый взгляд, её название.

Что же роднит Тургенева со Ставропольем, из каких нитей соткана эта таинственная связь?.. Только ли портрет кисти Василия Ивановича Смирнова позволяет нам говорить о влиянии великого русского классика на культурное пространство края?

Ставрополья в человеческой, гражданской и литературной биографии Тургенева, конечно, не было. Но биография его самого, всё богатейшее наследие стало неотъемлемой частью культуры южнорусской провинции. Экспонатами выставки стали материалы, свидетельствующие о связях с писателем целого ряда ставропольских интеллигентов прошлого и позапрошлого веков.

Это ранний Лев Николаевич Толстой, просветитель, педагог, писатель, мемуарист Януарий Михайлович Неверов, революционер и литератор, переводчик «Капитала» К.Маркса на русский Герман Александрович Лопатин, писательницы Марко Вовчок и, по словам Тургенева, «несомненный живой талант» Лидия Ивановна Веселитская, прозаик, публицист, критик Яков Васильевич Абрамов, писатель и драматург Илья Дмитриевич Сургучёв…

Не случайно, например, Толстой посвятил одно из лучших своих произведений кавказского цикла «Рубка леса» Тургеневу. Марко Вовчок, которой покровительствовал Тургенев и переводил её «Украинские народные рассказы», стала прототипом героини его романа «Отцы и дети». Мало кто знает, что коренной ставрополец Г.А. Лопатин посвятил Тургеневу яркий очерк, их вообще многое связывало.

Из письма Тургенева П.Л. Лаврову в ноябре 1874 года:

«Я видел здесь (в Париже – авт.) нашего несокрушимого юношу Лопатина; он умница и молодец по-прежнему и сообщил мне много интересных фактов – светлая голова!».

По гипотезе В.М. Головко одним из прототипов «жизнерадостного революционера» в незавершённом произведении Тургенева «Natalia Karpovna» является именно Герман Лопатин. Действие в повести происходит в 1880 году. Лопатину тогда исполнилось 35, то есть человек поколения героя Тургенева. Многое из его биографии вошло в «формулярный список» тургеневского героя.

Лопатин окончил с золотой медалью гимназию. Кандидат наук, но от научной и служебной карьеры отказался, включившись в освободительное движение и революционную деятельность. Деньги искал на освобождение Чернышевского, Лаврова, на издание революционного журнала, не раз «рисковал головой», но неудачи не ослабляли его энтузиазма и всякий раз он «начинал сначала».

Долгая дружба, общность идейных и философских взглядов на «постепенное воспитание человечества» связывали писателя и директора Ставропольской мужской классической гимназии Я.М. Неверова. Последователем в социальной философии Тургенева стал Я.В. Абрамов. Тяжесть и драматизм эмигрантской судьбы навсегда связали Тургенева и Сургучёва…

«Ваши письма доставляют мне всегда много удовольствия», – писал Иван Сергеевич баронессе Юлии Петровне Вревской, чья жизнь связана со Ставропольем. В крае и сегодня есть небольшой хутор Вревский, напоминающей о трагических судьбах двух замечательных людей – героя Кавказской войны Ипполита Вревского и его супруги Юлии Петровны.

Их брак продлился недолго. Вревский, талантливый военачальник, командовал войсками на Лезгинской кордонной линии. Очередная экспедиция оказалась последней в его жизни. Барон был смертельно ранен и скончался в городе Телаве Тифлисской губернии на руках своей юной супруги. В том же году Юлия переехала в Петербург. Там 18-летнюю вдову прославленного генерала назначили фрейлиной ко двору императрицы Марии Александровны.

Многие годы Вревская была одной из блистательных дам высшего света, но после случая в её семье (приёмный сын баронессы, супруг её младшей сестры, покончил с собой), императрица удалила от себя фрейлину. Юлия уехала в своё имение, в деревню в Орловской губернии, где и познакомилась с Тургеневым, часто гостила у него.

После её отъезда Тургенев писал: «В моей жизни с нынешнего дня одним существом больше, к которому я искренне привязался, дружбой которого я всегда буду интересоваться».

Вревская в свою очередь была счастлива познакомиться с автором «Накануне», а судьба Елены, последовавшей за человеком, который сражался за освобождение Болгарии, стала для неё идеалом. Когда Тургенев узнал о намерении Вревской ехать в воюющую Болгарию, он писал ей: «Моё самое искреннее сочувствие будет сопровождать Вас в Вашем странствовании. Желаю от души, чтобы взятый Вами на себя подвиг не оказался непосильным… С великой нежностью целую Ваши милые руки, которым предстоит сделать много добрых дел».

Вскоре в армии началась эпидемия тифа. В госпитале сестра Юлия заразилась брюшным тифом и умерла за день до своего 37-летия. Тургенев узнал о её смерти из петербургской газеты «Новое время».

«На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращённого в походный военный гошпиталь, в разорённой болгарской деревушке – с лишком две недели умирала она от тифа, – писал в стихотворении в прозе «Памяти Ю.П.В.» Иван Сергеевич. – Она была в беспамятстве – и ни один врач даже не взглянул на неё: больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока ещё могла держаться на ногах, поочерёдно поднимались со своих заражённых логовищ, чтобы поднести к её запёкшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка…

Нежное, кроткое сердце… и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи… она не ведала другого счастия… не ведала – и не изведала… пылая огнем неугасимой веры, отдалась на служение ближним…».

В экспозиции представлены документы и личные вещи Г.А. Лопатина, И.Д. Сургучёва, редкие издания XIX века, многочисленные материалы из личного архива библиотеки В.М. Головко – письма М.П. Алексеева, Л.Н. Назаровой, Г.Б. Курляндской, А.И. Батюто, Ж.Зельдхейи-Деак и других ведущих тургеневедов, книги с их автографами, издания сочинений Тургенева в России и других странах, наконец, книги В.М. Головко о творчестве русского классика, журнальные и газетные публикации, начиная с 70-х годов прошлого века.

Не могли на открытии выставки пройти и мимо одной из главных тем современного тургеневедения – в каком познании и осмыслении нуждается писатель, потаённый, один из самых ныне не прочитанных. Время не течёт, а стремительно несётся, и классик нужен нам живой, мы обязаны соотнести его труды с текущим днём.

По словам Вячеслава Головко, эту работу никогда не прекращала, например, тургеневская группа Пушкинского дома, но в целом в последние десятилетия академическая наука утратила интерес к классику.

Прорыв в тургеневедении, считает В.М. Головко, возможен, прежде всего, в области философии литературы. Стоит напомнить, что писатель имел профессиональное философское образование, полученное в Берлинском университете, сдал экзамены на степень магистра философии, был доктором гражданского права Оксфордского университета.

«Философическое убеждение каждого есть его создание…», – писал Тургенев в 1840 году. И далее: «…выработать философское убеждение, значит создать величайшее творение искусства».

В книгах писателя открывается поразительная глубина смыслов, в них содержатся ответы на многие вопросы современности о сущности человека, его свободе и долге, нравственном выборе, о критериях меры и гармонии, гуманистических целях общественного развития.

Как отмечал на презентации выставки Вячеслав Головко, в каждом из романов Тургенева «современно-бытовое» становится формой раскрытия философского, вечного. В «Рудине» – это философия созерцания и действия, в «Дворянском гнезде» – идея свободы как нравственного выбора и ответственности за него, в «Накануне» – этика самоотвержения как форма самосозидания личности, в «Отцах и детях» – плодотворность идеи отрицания в философии поступка…

Трудно переоценить заслуги писателя перед нашими современниками, поскольку во многом именно его стараниям о нашей литературе узнали в Европе, заговорили о русском феномене слова и мысли. Тургенев приложил немало усилий к тому, чтобы весь мир справедливо признал особую роль русской культуры.

Тургенев, связавший разные и противоречивые эпохи в истории России, является выразителем дум наших современников: «Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без неё не может обойтись». В этих словах одного из героев романа «Рудин» или в знаменитом стихотворении в прозе «Русский язык» патриотического чувства больше, чем во всей современной постмодернистской литературе.

Между тем трудно поверить, что сегодня по специальности «Филология» на изучение творчества Тургенева в вузах отводится всего несколько лекционных и семинарских часов. Не удивительно, что в России, стране, имеющей самую богатую литературу и литературные традиции, перестали понимать своих же классиков. Выросло поколение потребителей, которые не брали в руки «Записок охотника» и «Дворянского гнезда»…

Выставка в Ставрополе включена в Международный календарь мероприятий, посвященных 200-летию со дня рождения И.С. Тургенева. В адрес её устроителей поступили приветствия от президента французской «Ассоциация друзей Ивана Тургенева, Полины Виардо и Марии Малибран» Александра Звигильского, Государственного мемориального и природного музея-заповедника И.С. Тургенева «Спасское-Лутовиново», Библиотеки-читальни им. И.С. Тургенева, ведущих российских учёных – исследователей творчества писателя.

Каждый, кто посетил выставку, унёс с собой пробудившееся желание открыть для себя Тургенева заново, зная, что это открытие таит массу замечательных и потрясающих по своей глубине вещей, которые так нужны в жизни. Отрадно, что на встречу пришли студенты-первокурсники. Как знать, может этот день в судьбе кого-то из них станет знаковым.

Но уж в чем не приходится сомневаться, так это в том, что Иван Сергеевич Тургенев в культурном пространстве Ставрополья прописался навсегда.

 

Газета «Литературная Россия», №48, 28.12.2008.