Аркадий Дранец: «Пусть память живёт»

Увековеченный в Грозном адмирал приближал мирную жизнь в Чечне

26.03.2014 в 13:20, просмотров: 4646

После того как в грозном переименовали улицу в честь Героя России адмирала Германа Угрюмова, а также открыли посвященную его памяти мемориальную плиту, мы не могли не спросить, что думает по этому поводу один из его ближайших соратников и сослуживцев, гвардии полковник запаса, почетный сотрудник органов контрразведки Аркадий Дранец. Ведь наша газета уже не раз рассказывала о том, как он вместе с единомышленниками из офицерского братства реализует на Ставрополье проект «В фарватере добрых дел. Меценаты – детям», посвященный памяти адмирала. 

Аркадий Дранец: «Пусть память живёт»
Почётный сотрудник ФСБ Аркадий Дранец.

– Аркадий Аркадьевич, стала ли для вас неожиданностью новость о том, что в Грозном увековечена память Германа Угрюмова?

– Неожиданностью это не назовешь. Наоборот, я ждал этого долгие годы и, не побоюсь этого слова, мечтал о том, что в Чечне увековечат память человека, который отдал так много сил для того, чтобы в республике и на всем Северном Кавказе воцарился мир.

Близкая группа друзей и боевых соратников адмирала сразу после его смерти в 2001 году поставила перед собой задачу: о Германе Алексеевиче и его подвиге должны знать сегодняшние и, что очень важно, последующие поколения. Память о нем должна жить в веках, ведь этот человек так много сделал для России, для всех нас.

Улицы и скверы, носящие имя адмирала Угрюмова, памятники, барельефы и мемориальные доски были установлены в разных городах: Владивостоке, Новороссийске, Астрахани. И, как вы знаете, прошлой осенью в честь 65-летия со дня рождения адмирала – на Ставрополье, в Михайловске. Есть памятник на Троекуровском кладбище в Москве. Есть в Каспийской флотилии корабль, военный тральщик, который носит имя Германа Угрюмова. Но помимо всего этого, все мы очень хотели, чтобы память Германа Алексеевича была увековечена и в Чечне.

– И все-таки Герман Алексеевич руководил контртеррористической операцией, которая была связана с большими потерями с обеих сторон. Наверное, у многих чеченцев, жителей республики, как минимум неоднозначное отношение к тем событиям. Как рассуждают обыватели любой национальности: в той войне русские воевали с чеченцами. И тут местные жители ставят памятник русскому полководцу…

– Убежден, что так рассуждать в корне неверно. Федеральные силы, и тем более русский народ, не воевали с чеченским народом. Во многом благодаря авторитету Германа Алексеевича, его титаническим усилиям, направленным на возврат к мирной жизни в Чечне, сегодня там удалось не только стабилизировать обстановку, но и восстановить экономику, социальную сферу, сделать регион привлекательным для инвестиций.

Не будем забывать, что Герман Угрюмов работал в очень тесной связке с первым президентом республики Ахматом-Хаджи Абдулхамидовичем Кадыровым, тоже Героем России, отдавшим жизнь за свой народ и страну. Еще один Герой России – Николай Платонович Патрушев, долгие годы возглавлявший ФСБ России, а сегодня секретарь Совета безопасности, считал обоих своими близкими друзьями. И символично, что мемориальную плиту в Грозном они открывали вместе с сыном первого президента ЧР – Рамзаном Кадыровым. Понятно, что улица и мемориальная плита в память адмирала Угрюмова – это прежде всего принципиальное решение действующего главы Чечни. За что лично я искренне благодарен Рамзану Кадырову, это настоящий поступок.

Адмирал закончил жизнь на Северном Кавказе. Думаю, можно сказать, что самую важную свою задачу, не только как военачальник, но и как талантливый и мудрый организатор, он выполнил в нашем регионе. Именно здесь он посвятил последние годы жизни восстановлению конституционного строя, сохранению России.

Герман Угрюмов пришел на Кавказ не воевать, а помогать искоренить бандитизм. Он делал все, чтобы вернуть матерям сыновей, возвратить домой тех, кто заблудился, ошибся, кого запугали и обманули. Жесткие решения, на уничтожение, приходилось принимать, только когда уже не было другого выхода. Как говорит сам Рамзан Кадыров, это была уже война с «шайтанами», которых вернуть к мирной жизни невозможно. Такие есть и сегодня, они вредят в первую очередь самому чеченскому народу, и руководство Чечни борется с ними беспощадно.

– Вы близко знали адмирала Угрюмова. Каким он вам запомнился?

– Герман Алексеевич был скромным в быту человеком, искренним, прямым и открытым. В чем-то его авторитет можно было сравнить с Высоцким, который писал и пел песни так искренне, от себя, что его считали своим люди самых разных профессий. Адмирала тоже считали своим все – и спецслужбы, и военные, и федеральные власти, и жители Чечни, и даже полевые командиры находили с ним общий язык. Иначе Герман Угрюмов не спас бы столько жизней. Когда он говорил, смотрел прямо в глаза, отвернуться было трудно, он вызывал абсолютное доверие, без которого в Чечне, наверное, мир представить было бы невозможно.

Наверное, единственным его уязвимым местом было то, что он все пропускал через душу. Как принято в таких случаях говорить, принимал близко к сердцу. Он сильно переживал не только за то, как пройдет та или иная операция, смотрел на годы вперед, думал о будущем, строил планы относительно мирного обустройства Чеченской республики. И его большое сердце в итоге не выдержало.

– Сегодня в Михайловске, городе-спутнике Ставрополя, в память адмирала вы построили целый комплекс. Но это не только памятник и аллея в честь адмирала. Прежде всего он – для детей…

– Герман Алексеевич очень переживал, видя, какие страдания выпали на долю чеченского народа, и особенно детей. Он всегда говорил, что в первую очередь нужно заниматься подрастающим поколением, в детях наше будущее и будущее страны.

У нас уже построен Свято-Никольский детский сад, храм-часовня, на очереди – школа, духовно-образовательный центр «Адмирал», детский медицинский центр. Будет еще один детский сад, еще один храм. Пусть память о Германе Алексеевиче живет в этом комплексе, где будут звучать детские голоса и детский смех. Пусть она будет не только в бронзе и граните.