Трагедия в Нальчике полувековой давности

50 лет назад в столице КБР зверски убили сотрудника милиции

17.07.2018 в 10:45, просмотров: 1401

13 июля 1968 года остался чёрным днём в истории Нальчика. На Центральном городском рынке, который тогда называли Колхозным, в результате массовых беспорядков произошло убийство сотрудника милиции Владимира Токарева. Об этом трагическом происшествии не очень-то часто вспоминали в СССР, широкую общественность не информировали о случившемся.  В самой республике, где все вроде знали о происшедшем, тем не менее, событие очень быстро обросло различными слухами, версиями, порой просто фантастическими. 

Трагедия в Нальчике полувековой давности
На встрече памяти Владимира Токарева в Музее МВД КБР.

Фронтовик, кавалер боевых наград

13 июля этого года в Музее истории МВД по КБР прошло мероприятие памяти Владимира Токарева, на котором ветераны ведомства вспоминали своего трагически погибшего коллегу. О жизненном пути и службе Владимира  Токарева рассказала руководитель музея Алёна Чернова. Поделились воспоминаниями непосредственный очевидец событий полувековой давности, капитан милиции в отставке Владимир Жабелов, присутствовавший на закрытом заседании суда над преступниками полковник милиции в отставке Валерий Нартоков.  Интересные сведения также сообщили другие очевидцы событий тех дней.

Владимир Иванович Токарев родился 15 декабря 1924 года в станице Пришибской Майского района Кабардинской АССР. В неполные 18 лет попал на фронт, проявил себя отважным воином. Был наводчиком артиллерийского орудия, воевал на Северо-Кавказском фронте, на 1, 2, 3, 4 Украинских фронтах и Забайкальском фронте. За ратные подвиги Владимир Иванович заслужил орден «Красная Звезда», медали «За отвагу», «За победу над Германией», «За оборону Кавказа», «За взятие Будапешта», «За победу над Японией».

После демобилизации вернулся в родную республику, в 1948 году начал службу в милиции, где также характеризовался положительно, неоднократно поощрялся руководством, имел медали «За отличную службу», «За безупречную службу». Был женат, его супруга Нина Михайловна – уроженка станицы Марьинская Ставропольского края. В 1059 году они усыновили мальчика Серёжу.

Так что же произошло в Нальчике 50 лет назад? Как получилось, что фронтовик, заслуженный человек, был убит в мирное время среди бела дня?

Чёрная суббота 13 июля

13 июля 1968 года выпало на субботу. На Колхозном рынке в Нальчике, где тогда работал участковым старшина милиции Токарев, как обычно по выходным, шла оживлённая торговля, было многолюдно. Примерно в 11 часов утра к дежурному милиционеру обратился пожилой человек с просьбой унять пьяного хулигана, который, по его словам, оскорбил и ударил его. Токарев задержал нарушителя порядка, доставил в отделение милиции на рынке. Когда составлялся протокол задержания, парень, которого звали Нургали, внезапно разбил окно и стал кричать на весь рынок, что его убивают. Несколько человек стали тут же ломиться в дверь дежурного отделения. Старшина Токарев, довольно крепкий мужчина, встал в дверях, и все же толпа прорвалась в помещение, Токареву нанесли удары, повалили на землю, вытащили задержанного, который тут же исчез.   

Тем временем на рынке в толпе подняли крик, что убили парня, называли его по имени: «Алик, наш Алик Т., он только что приехал из армии, похоронить мать, и его убил милиционер». Еще живого, но избитого милиционера вынесли из дежурной комнаты и погрузили в машину, чтобы увезти и оказать необходимую помощь. Но сделать это не удалось, путь перекрыла огромная толпа – около двух тысяч человек, разогретых криками о якобы совершённом убийстве. Сотрудников милиции, пришедших на помощь, было мало, человек двадцать, им оставалось только охранять машину.

На место происшествия прибыли первый секретарь обкома КПСС КБАССР Тимбора Мальбахов, а также другие ответственные партийные работники: председатель правительства КБАССР Асланби Ахохов, первый секретарь нальчикского горкома КПСС Николай Громыко. Надо отдать им должное, они не теряли самообладания, старались успокоить людей, хотя из толпы в них даже летели помидоры, яйца. Впоследствии по городу пошли слухи, что партийных работников тоже избили. Но таких попыток не было. Хотя одна из ярых зачинщиц беспорядков подбежала к первому секретарю обкома КПСС КБАССР и начала кричать, что глаза ему сейчас выцарапает. Тимбора Кубатиевич снял очки,  наклонился и сказал: «На, выцарапывай!»  Женщина тут же скрылась в толпе. Но всё же, несмотря на речи партийных руководителей, успокоить толпу, уговорить людей разойтись не удалось.

Позднее к рынку подтянулись другие сотрудники милиции. Затем были вызваны и солдаты воинской части в Нальчике, которые, однако, не имели совершенно никакого опыта действий в таких экстраординарных случаях. Оружия у военнослужащих не было, и вообще огнестрельное оружие в тех событиях никто не применял. Более того, в то время у сотрудников милиции в Нальчике не было даже милицейских дубинок, хотя в других регионах СССР их уже начали вводить в арсенал. Была попытка применить пожарный водомёт для разгона толпы, но нужного результата это не дало. Хотя и не совсем понятно, почему сразу не было попыток предотвратить случившееся предупредительными выстрелами в воздух из табельного милицейского оружия. Возможно, потому что были опасения, что такие действия в данной ситуации могут привести к непредсказуемым последствиям. Выстрелы в воздух прозвучали лишь под вечер, чтобы заставить людей  разойтись с базара.

Кстати, якобы убитого Алика, живого и здорового, но только нетрезвого, тем же вечером сотрудники милиции обнаружили по месту жительства.  Он вообще в тот день не задерживался. Нашли и Нургали, из-за которого события приняли неуправляемый характер, также в полном здравии. Так что вполне можно говорить о том, что распускаемые в толпе слухи носили провокационный характер. 

Уже вечером 13 июля 1968 года прошло экстренное заседание бюро республиканского обкома КПСС, а 15 июля первый секретарь обкома КПСС КБАССР Т. Мальбахов выступил  на собрании городского партактива. 

Из выступления Т. Мальбахова: «В этой толпе, в которой 98-99 % были просто зрители, несколько десятков человек пьяных хулиганов проявили невиданную, звериную энергию. Озверелые люди, пьяные хулиганы, спекулянтки истошно визжали. Вам, видимо, трудно представить, какая это была картина».

К двум часам дня толпу удалось оттеснить, на рынок через ворота, расположенные ближе к гостинице «Колос», въехал автозак, в который положили избитого Токарева. Но увезти его не удалось. Толпа бросилась на машину, перевернула её, были проколоты шины, перерезан бензопровод, разорвана обшивка, сломан деревянный каркас. Самого Токарева вытащили наружу и продолжили избиение. Били не только руками, в ход пошли палки и прутья арматуры. Старшина милиции Владимир Токарев был убит.

Было ли происшедшее организованным бунтом?

Сотрудники милиции на две кинокамеры снимали в тот день всё происходящее на рынке. И на основании этих записей уже на следующий день начались задержания зачинщиков и активных участников беспорядков. Впоследствии тем трагическим события в Нальчике попытались придать окраску националистических выступлений. Но очевидцы и участники тех событий отрицают это. Трагедия, по их мнению, разыгралась на бытовой почве. Такую же оценку событиям дали и в руководстве республики.  

Из выступления Т. Мальбахова: «Хулиганьё, спекулянты свели счёты с хорошим человеком. И кто были среди них: кабардинцы, балкарцы, русские – не имеет абсолютно никакого значения. Не имеет значения, как кого звать: Иван, Петр, Фёдор, Магомед и т. д. Среди провокаторов, зачинщиков есть и кабардинцы, и русские, и балкарцы, и татары, даже цыган, который бил милиционера. Это были люди самых разных национальностей. Это женщины, великолепно одетые, это молодые мужчины, пьяные, озверелые. Некоторые из них уходили, а через некоторое время возвращались, видимо, добавив водки. Это они опрокидывали машину».

Были попытки придать кровавому происшествию и характер антисоветского выступления. Свежи ещё в памяти были кровавые события в Новочеркасске в 1962 году, а в этом же 1968 году в Чехословакии прогремела «Пражская весна». К тому же схожие с нальчикским инциденты в 1967-68 гг. произошли и в некоторых других регионах СССР. Видимо, потому к происшедшему в Нальчике в руководстве страны отнеслись со всей серьёзностью. О происшедшем, естественно, сразу узнали и в Москве, это трагическое событие обсуждалось на заседании Политбюро ЦК КПСС. Последовали самые строгие меры, выговоры по партийной линии получили многие в руководстве республики, несколько человек лишились своих должностей.

Впоследствии неоднократно выдвигались версии, что это было кем-то спланированное и инспирированное выступление, хотя оно и не имело политической или националистической подоплёки. Но очевидцы тех событий также отвергают и эту версию, говорят, что события разворачивались стихийно. Порой также можно услышать, что старшина милиции Токарев был очень придирчив к торговцам на рынке, чинил им всяческие препоны, и косвенно сам виноват в случившемся. Такую трактовку с негодованием отвергают знавшие его коллеги. Вот что сказал для газеты «МК-Кавказ» капитан милиции в отставке Владимир Жабелов: «Владимир Токарев был одним из наших лучших сотрудников милиции. Честный, принципиальный, неподкупный. Он строго придерживался буквы закона. Возможно, некоторым из торгующих на рынке это и не нравилось, он ведь и от них требовал строгого соблюдения правил торговли, порядка на рынке. Не исключаю, что кто-то решил и воспользоваться случаем, чтобы расправиться с ним. Но сами события изначально имели стихийный характер».

Владимир Токарев с воинскими почестями был похоронен на военной аллее кладбища в Нальчике. Посмертно он был представлен к ордену «Красной Звезды».

А уже в ноябре 1968 года начался громкий судебный процесс. Он проходил в два этапа. Первый суд над 20 основными обвиняемыми, непосредственными участниками зверского убийства милиционера, состоялся 13 ноября в зале ДК нальчикского завода «Севкавэлектроприбор». Он завершился 13 декабря. Второй процесс – над остальными участниками стихийного бунта, закончился 23 декабря 1968 года.

На судебном заседании абсолютно все подсудимые полностью признали вину. Хотя и не могли объяснить мотивы, побудившие их на такое преступление. Однако адвокаты подсудимых потом говорили о том, что среди осуждённых были и невинные люди, которые просто оказались в гуще событий, но лично не принимали участия в убийстве милиционера.

Суд приговорил троих наиболее активных участников убийства милиционера к высшей мере наказания – смертной казни, а остальных – к различным срокам лишения свободы: от шести месяцев до 15 лет. Верховный суд СССР отказал осуждённым в помиловании, оставив приговоры в силе. Президиум Верховного Совета СССР также отклонил апелляцию в отношении приговорённых к высшей мере наказания. Одну из самых активных зачинщиц волнений на рынке, жительницу селения Нартан, от более строго наказания спасло то, что она ко времени судебного процесса была беременна. Дочь она родила уже в заключении.


|