Помещик из села Владимировка заложил на Ставрополье основы шелководства

На крупнейших выставках продукция Алексея Реброва постоянно удостаивалась золотых медалей

06.02.2019 в 11:59, просмотров: 399

«…И веют древними поверьями ее упругие шелка»... Это из «Незнакомки» Александра Блока, где про «девичий стан, шелками схваченный, который в туманном движется окне». В юности читали и учили. А теперь, может, и забыли... Потому что где они, те упругие шелка, которые веяли древними поверьями? Их вытеснила вездесущая химия. Неэкологичная, но дешевая, менее трудоемкая и  более экономичная для массового производства. 

Помещик из села Владимировка заложил на Ставрополье основы шелководства
Портрет А. Реброва, написанный русским художником Ф. Тороповым в 1853 году. Фото: http://kmvexpress.ru

И мало кто сегодня знает, что именно Ставропольская губерния удивила в 1851 году Восток и Запад, представив на Всемирной выставке в Лондоне местный  шелк, который был удостоен Большой золотой медали. Специалисты признали его не уступающим по качеству итальянскому  и французскому  и превосходящим китайский  и индийский. А представил  его на Всемирную выставку ставропольский помещик из села Владимировка (ныне Левокумский район) Алексей Ребров.

Кто он, наш земляк, покоривший мир?

Как ни удивительно, но Алексей Ребров не получил системного официального образования в каком-либо учебном заведении. Его можно назвать ученым-самоучкой, предпринимателем-самородком. Родился он в Москве в небогатой дворянской семье. Настолько небогатой, что 10-летнего Алешу отец устроил на работу – писцом в земский суд в Астрахани.

Невероятное трудолюбие, быстрый ум, усердие и ответственность подростка заметили, и в 19 лет его направили на Кавказ секретарем канцелярии Кавказского генерал-губернатора. Тогда губернским городом был Георгиевск. Здесь и продолжал карьеру упорный и талантливый юноша. Он сопровождал генерал-губернатора и других высокопоставленных лиц в походах, посещал национальные окраины, изучая уклад жизни и обычаи народов, принимал участие в историческом событии присоединения Грузии к России, составил описание земель Кавказской области с определением границ казачьих и частных владений.

Примечательна его роль в возведении крепости, вокруг которой потом вырос курортный Кисловодск. По мнению историков, он внес заметный вклад в становление государственности на Кавказе. Уже в 25 лет был награжден орденом Святой Анны II степени. В это же время ему было пожаловано 200 душ крепостных. В 36 лет вышел в отставку и был избран Кавказским предводителем дворянства. Однако после недолгого перерыва вновь поступил на службу чиновником особых поручений к главному начальнику Кавказа Алексею Ермолову.

«.. О Кавказской области никто более основательных сведений не имеет... В нем хороший основательный ум и лучшие о крае сведения...», - писал о нем Ермолов. Под руководством Ермолова он составил Положение «Об управлении Кавказской областью», Правила хозяйственного устройства Кавказских Минеральных Вод, участвовал в определении мест для новых казачьих станиц. С уходом Ермолова с поста главного начальника Кавказа Ребров снова вышел в отставку.

Родового имения ни у Алексея Реброва, ни у его родителей не было. Что-то он заработал честной усердной службой. Неплохое приданое принесла жена. В поместье жены – Владимировке, он занялся шелководством и виноградарством. О достижениях Реброва в виноградарстве, его знаменитых полушампанских винах широко известно. Левокумье и сегодня виноградный и винодельческий район. О Реброве-шелководе известно значительно меньше.

Очарованный шелкопрядом

История мирового шелководства овеяна многими легендами. О шелковичном черве – шелкопряде, упоминает еще Аристотель. В Китае, по некоторым данным,  за три тысячи  лет до нашей эры начали производить «дикие» шелка из нитей дикого шелкопряда.  Постепенно одомашнивали, выводили новые породы. Более 20 веков Китай удерживал в пределах своего государства секреты изготовления шелка.

Развитие Великого шелкового пути позволило не только доставлять в Россию восточные шелка, но и подвигло инициативных отечественных предпринимателей заинтересоваться шелководством. На Северном Кавказе пионером этого дела стал Алексей Ребров и преуспел более всех в России.

Сначала он разводил шелкопрядов из китайской грены. Семена китайских червей ему доставили по его прошению через министерство внутренних дел Российской империи. Но чем бы ни занимался Ребров, он всегда стремился к совершенству. Его не устраивало, что китайские шелкопряды дают желтые коконы, из которых получается шелк, ценимый дешевле, чем итальянский и лионский (Франция). Он был озабочен тем, что в Западной Европе производится неимоверное количество шелка. Считал, что, развивая отечественное шелководство, можно освободиться от дани, которая платится за шелк иностранцам. То есть говоря сегодняшним языком, наш инициативный земляк был озабочен проблемой импорта дефицитной ткани.

Поместье Реброва стало центром шелководства на Ставрополье. С начала мая до конца июня крепостные целыми семьями занимались выкормкой тутового шелкопряда.Этот удивительный производитель шелковой нити необычайно прожорлив.После спаривания, самка откладывает яйца (в среднем от 500 до 700 штук), так называемую грену. Из яйца выходит гусеница –шелковичный червь. Он развивается в течение 26-32 дней. За это время с 0,5 миллиграмма вырастает в 10000 раз. И все это время его днем и ночью через короткие промежутки времени нужно кормить листьями шелковицы, которую мы знаем как тутовое дерево.

Окукливаясь, гусеница плетёт кокон, оболочка которого состоит из непрерывной шёлковой нити длиной от 300-900 до 1500 метров в самых крупных коконах. В коконе гусеница превращается в куколку.  При  нагревании до 100 градусов куколка погибает, а кокон готов для размотки шелковой нити. Процесс очень трудоемкий из-за тщательности ухода и кормления гусениц, поддержания необходимой температуры и влажности. Экзотическое производство, поставленное на высокий уровень, в глухом уголке южной губернии удивляло и поражало многих.

Посылка весом в четверть золотника

В 1839 году французский путешественник Гаммер, ездивший по Кавказу и Крыму, писал: «Проезжая по западным степям Каспия, я нашел одно из прекраснейших поместий на реке Куме, с. Владимировку г. Реброва…Топкие и недоступные к возделыванию солончаки превращены им посредством канав в шелковичные плантации и виноградные сады… Благорастворенность климата позволила насадить везде тутовые рощи и устроить шелководство, производимость которого соперничает с лучшими шелками Прованса».

В тутовых рощах Реброва были многие тысячи деревьев. Он мечтал заполучить грену шелкопрядов из Франции. Около пяти лет переписывался с французскими шелководами и, наконец, добился, чтобы ему доставили четверть золотника яичек тутового шелкопряда. Золотник – это 4,265 грамма. То есть он получил посылку в один грамм. В результате было произведено, как он пишет, более тысячи коконов «отличной белизны, превышающей белизну прежней у меня китайской породы».

Французское королевское общество признало шелк Реброва одним из лучших в Европе. А на Всемирной выставке в Лондоне он получил Диплом, в котором эксперты охарактеризовали его шелк, как превосходный по качеству и белизне. Белизна важна, так как позволяет при окраске получать чистые цвета.

5 больших золотых медалей

На выставках шелка Реброва постоянно удостаивались золотых медалей. В России же за труды по мануфактурной промышленности он был награжден орденом Святого Станислава II степени со звездой. Московское общество сельского хозяйства поставило в зале заседаний портрет Реброва как первого шелковода России. В своем имении он устроил бесплатную школу для крестьянских мальчиков, где зимой их учили грамоте, а летом шелководству. Он ежегодно присылал в Московское императорское общество сельского хозяйства тутовые кусты и семена  для бесплатной раздачи всем желающим заняться шелководством. Последователи нашлись и на малой Родине.

Ставропольский гражданский губернатор Александр Волоцкой в отчете правительству страны пишет: «Шелководство в кругу сельского хозяйства губернии может быть со временем весьма важно. В 1848 году собрано шелку до 190 пудов. Лучшего качества шелк выделывается у помещика Реброва, который продает его в Москве по ценам от 250 до 400 рублей серебром за пуд».

Ребров постоянно занимался усовершенствованием процесса размотки шелковой нити. На Ставрополье шелковая ткань не вырабатывалась, только нить. Ею и славился Ребров. Кстати, за 10 лет до губернаторского отчета  он построил в Ставрополе дом с тутовой рощей у самого обрыва к Ташлянской долине. И в этой усадьбе тоже занимались шелководством. Дом этот располагался примерно на той территории, где ныне находится Противочумный институт.

В 1858 году Алексей Ребров решил преподнести в дар императрице Марии Александровне 200 фунтов своего знаменитого шелка и материи, выработанной из его шелка на московских фабриках. Императрица приказала сшить из этого шелка священные одежды и отправить в Иерусалим. А из сырца выткать на московских фабриках ткани, сшить из них церковные облачения и разослать в православные храмы на Востоке.

Шелководство на Ставрополье сегодня

Алексей Ребров прожил до 86 лет. В последние годы резко терял зрение. Похоронен в Пятигорске. В Кисловодске, где он построил одну из первых усадеб около нарзанного источника, и где его гостями были многие  знаменитости, в том числе А. Пушкин и М. Лермонтов, ему установлен в 2017 году памятник в исторической части города.

А что же шелководство? После отмены крепостного права в 1861 году оно стало резко терять свои позиции. Крестьяне даже за деньги отказывались выкармливать шелковичных червей. Тутовые деревья, несмотря на штрафы, вырубались. В советское время отрасль возрождалась в течение десятилетий. Еще в 70-х годах прошлого века в селах семьи брали на выкормку шелковичных червей. И во многих дворах в конце мая-июне хрустели листьями шелковицы шелкопряды. Но потом интерес к этому занятию как-то пропал.

Однако в последние годы в ряде стран мира пробуждается новый интерес к тутовому шелкопряду. Натуральный шелк никакая химия не заменит. Кроме того, сырье, производимое тутовым шелкопрядом, используется в косметической,  медицинской промышленности. На Ставрополье, в Георгиевске, есть   предприятие, на котором сохранено экзотическое производство. Это племенной завод-совхоз «Георгиевский» по шелководству.  

Уникальный генофонд сумели сохранить в Железноводске, где выращивают редкие виды шелкопрядов и шелковиц. Это сейчас единственное в нашей стране учреждение, где ведут скрупулезную работу по сохранению коллекционного генофонда тутового шелкопряда. За ценными насекомыми тщательно ухаживают, особое внимание уделяя питанию – каждые два часа работники подкармливают их исключительно свежими листьями, поскольку от несвежей зелени теряется качество нитей. Специалисты научно-исследовательской станции шелководства города-курорта рассказали, что одна такая гусеница-шелкопряд может свить за пару суток нить длиной более тысячи метров. К слову, для производства одного шелкового платка требуется более ста коконов. За месяц жизни шелкопряды вырастают в 70 раз и несколько раз линяют. Наев массу, они готовы к производству нити. В этот момент их помещают в специальные ящики с ячейками. Там тутовые шелкопряды начинают важный процесс — вьют коконы.