«МК-Кавказ» побывал в гостях у ставропольских туркмен

Сегодня основная часть ставропольских туркмен – это потомки кочевников-переселенцев XVII века

16.07.2019 в 11:11, просмотров: 1072

Дорога плавится и дрожит в жарком мареве, режет пополам выгоревшую июльскую степь – уже совсем скоро маленький туркменский аул Эдельбай Благодарненского городского округа Ставрополья. Солнце в зените, а уборка урожая в разгаре – в это непростое для тружеников время жители аула согласились принять нашего корреспондента, чтобы рассказать о древних традициях этноса.

«МК-Кавказ» побывал в гостях у ставропольских туркмен
Попадая в гости к туркменам, нужно быть готовым к тому, что тебя начнут вкусно угощать сразу и не остановятся до самого прощания. Фото автора.

Туркменский народ для края уже 400 лет родной, разделивший судьбы России, ее славу и испытания сполна. Этнос считается автохтонным, и действительно, даже немного отличается культурными особенностями, деталями костюма и другими нюансами от своих братьев из солнечного Туркменистана.

Это объяснимо: поселившиеся в низовьях Волги уже в 1653 году и откочевавшие в Астрахань и в Прикаспийские степи, российские туркмены за четыре столетия не только сохранили национальную культуру, но и сформировали свою особую, уникальную. В ней оставили след и калмыки, с которыми некогда бок о бок кочевали трухмены – так до революции назывался этот этнос – и другие народы, жившие вместе в Предкавказье. Сегодня основная часть ставропольских туркмен – это потомки кочевников-переселенцев XVII века. Сегодня они компактно проживают в Ипатовском, Туркменском, Арзгирском, Нефтекумском и Благодарненском районах – как раз по территории древних кочевий вдоль русла Кумы. Согласно переписи населения России в 2010 году, туркмен на Ставрополье проживает более 15 тысяч человек.

А маленький аул Эдельбай – место особое. Селение считалось срединной остановкой кочевников между селами Летняя и Зимняя Ставки. Местные жители прекрасно помнят предание его появления: с вершины высокого кургана родоначальник игдырского племени, ставропольский туркмен-кочевник Эдиль окинул взором здешнюю величественную степь и решил, что здесь и будет постоянная стоянка («агыл») его народа. Первые жители аула в 1889 году остановили здесь свои кибитки и принялись строить саманные дома. В знак благодарности к первопроходцу селение назвали Эдельбай, ведь Эдиль сохранился в памяти земляков как добрый и мудрый человек.

Огонек древней культуры

Сегодня аул примечателен еще и тем, что он является центром культурной жизни для всех ставропольских туркмен. В 2008 году именно в ауле Эдельбай установили бронзовый бюст Эдиля – подарок тогдашнего главы Туркмении Сапармурата Ниязова как символа дружбы между странами и в ответ на установку в Туркменистане памятника Пушкину в год 200-летия русского поэта. С тех пор аул принимает представителей этноса из Астрахани, Туркменистана, Ирана, Азербайджана – и все для того, чтобы почтить память культовой национальной фигуры – поэта, философа и мыслителя Махтумкули Фраги.

На базе местной школы ежегодно проходит межрайонная научно-творческая конференция «Махтумкулинские чтения» и большие народные гуляния, в которых с удовольствием участвуют и школьники аула. На занятиях факультатива ребята возрождают позабытые ремесла, и потом пишут глубокие исследовательские работы о туркменской культуре, изучают ее особенности.

Музею в этом году исполняется 30 лет. Основанный в 1989 году в средней школе № 14, он и сегодня бережно хранит огонек древней туркменской культуры.

– Общими усилиями и стараниями педагогического коллектива школы, актива музея мы становились призерами краевого и всероссийского конкурсов «Лучший школьный музей», – рассказывает Зулейха Язаевна.

Она искренне продолжает дело своих предшественников – основателей и передает детям народную память. Здесь есть разборная мини-юрта, с каркасом и войлочной оболочкой. Ее сделал ученик 9 класса Азамат Эсельбеков для своей исследовательской работы «Жилище кочевых народов».

Здесь и редчайшие предметы материальной культуры – от посуды до музыкальных инструментов, чудом пережившие все лихолетья и дошедшие от предков-кочевников. На стенах сплошь удивительные ковры ручной работы, золотая вышивка. Зулейха привозила из Москвы «золотные» нитки для того, чтобы дети научились технике золотого шитья. Результат – изумительный по красоте национальный занавес «чемылдрык» для невесты и элемент головного убора «чембер», расшитый «золотными» нитями. Чуткий учитель знает секрет мастерства и передает его тоненьким, смуглым девчатам, с миндалевидными глазами и тугими, аж до блеска черными косами. Так ученицы познают секреты национального костюма. Кстати, в ауле действительно заметна большая любовь к традиционной одежде – и в будни женщины часто одеваются именно так, а уж в праздники – все от мала до велика.

Дети при музее пишут исследовательские работы по истории этноса и о том, как 400-летний опыт бывших кочевников применим сегодня в адаптации мигрантов. Это направление, кстати, оценено ставропольскими и столичными учеными, которые на базе музея собирают конференции и ведут научную работу. Благодаря Зулейхе Язаевне музей стал площадкой для исследований известного в России и за рубежом ученого, руководителя научной школы «Трансформация воспроизводства, расселения и образа жизни населения», профессора Виталия Белозерова.

Ученицы Зулейхи по очереди ведут живую, искреннюю и интересную экскурсию по музею. Здесь поименно помнят каждого земляка, не вернувшегося с фронтов Великой Отечественной войны, всех, кто поднимал хозяйство в советские годы, учил и лечил, сохранял и берег эту землю. В экспозиции бережно собраны материалы об эдельбайцах, отстоявших Родину от фашизма, о ребятах, выполнявших свой интернациональный долг в Афганистане. Многие так никогда и не вернулись в родной аул…

А Зулейха с любовью показывает старинную потолочную люльку, слегка качнув ее рукой:

– В этом экспонате музея выросло несколько поколений детей из семьи Байрамовых. Мы все с вами родом из детства, а колыбельная люлька – чудо из глубины веков, созданное с любовью нашими предками для самых сладких снов младенца. Сколько веков назад сидела мать у детской кроватки и пела колыбельную песню-оберег своему малышу? Прежде чем укладывать ребенка, в старину проводили обряд очищения: в посуде поджигали пучок травы «адрасман», дымом которой обрабатывали люльку «бишик». Во время обряда вслух произносились слова: «О худаймдилден-гөзденсақлагөр! Тфу тфу!», что в переводе означает: «О, Всевышний, убереги от сглаза ребенка! Тьфу, тьфу». Еще в люльку для защиты от темных сил клали разные колющие предметы: ножи, ножницы или гребень. И подвешивание колыбели к потолку было не случайным: наверху скапливается самый теплый воздух. К тому же, существовало поверье, что небесные силы охраняют приподнятого над полом ребенка.

От всего сердца – не только чай!

Мы идем в гости к учителю русского языка и литературы Гульфире Байрамовой, чтобы попробовать напиток кочевников – калмыцкий чай. Его и сейчас варят по старинному рецепту, несмотря на то, что кухни у туркменских женщин теперь вполне современные, а не костры за войлочными юртами. ГульфираТагандурдыевна бережно подает расписные пиалы, в которых дымится горячий, густой напиток степей.

– Этот чай согревает в холод и утоляет жажду в зной, – рассказывают женщины. – Наши предки во время кочевой жизни переняли рецепт заваривания чая у калмыков, назвав туркменским. Но есть и некоторые отличия. Раньше его, так же, как и другие горячие блюда, готовили в казане, подвешенном на треножнике над пламенем костра.

Рецепт туркменского чая из поколения в поколение:

Хорошо размятый брикет чая высыпают в холодную воду, кипятят 5-10 минут с пряностями: мускатный орех, корица, черный молотый перец «бурч», «калампер» – гвоздика, соль, бадьян (анис), соленое сливочное масло. После закипания чай процеживают через дуршлаг и вливают молоко, домашнюю сметану «каймак». Затем добавляют по вкусу свежее молоко.

Отличие туркменского чая от калмыцкого варианта в том, что в последнем вода, чай и молоко варятся вместе, а у туркмен молоко вливается в конце.

Когда принимали особо почетного гостя, старались готовить ему чай из верблюжьего молока, так как оно считалось более густым, жирным и высоко ценилось. Для насыщения кислородом чай обязательно нужно поднять половником и струей слить в казан 99 раз или 33 раза, приговаривая словами «савырдым» (имя старшего ребенка), «курванала» (имя следующего по старшинству ребенка).

Традиционно чай подавался в деревянных чашках «саплы»(и сейчас хранятся в музее) или пиалах. Пиалу протягивают, держа двумя руками на уровне груди – от сердца, начиная со старших членов семьи или гостей. Туркменский чай нередко заменял кочевникам и обед, и десерт. Без калмыцкого чая туркмен не может обойтись, как русский человек без хлеба.

Конечно же, к чаю обязательно подаются разнообразные сладости, лепешки из слоеного теста с сахаром, жареные в бараньем жиру. Все это невероятно вкусно, сытно и имеет долгий срок хранения. Пробуя лепешку, радуешься ее хрустящей корочке и, вместе с тем, отсутствием сухости – напротив, слоеное тесто мягкое и нежное, тает во рту. Вовсе не вызывает удивления тот факт, что кочевник мог весь день отщипывать от такой лепешки и долго оставаться сытым. Но, пожалуй, самым вкусным и известным блюдом, которым туркмены обогащают чайный стол, остаются перемечи с бараниной. От аппетитных мясных пончиков с дырочкой внутри, в которой с пылу с жару булькает ароматный бульон, невозможно удержаться, настолько это потрясающе вкусно. Рецепт эдельбайских перемечей, наверное, не отличается от туркменских в принципе, но мы взяли его за идеал, поскольку оценили результат лично.

Перемечи с бараниной

Первым делом нужно замесить дрожжевое тесто: 300 гр кипяченой воды развести 1 пачкой сухих дрожжей (желательно «Фермипан»). Сюда же добавить 1 чайную ложку сахара и 1 соли. Натереть на терке 1 пачку маргарина и перемешать с мукой. Ее должно быть столько, сколько возьмет в себя заготовка, не забивая до густоты.

Затем раскатывать кружки и выкладывать на них мясной фарш. Самое трудное – ловко собрать тесто и сформировать перемечи с дырочкой посредине. Жарят их в кипящем масле на сковородке до румяной корочки, подают горячими к чаю.

Главный секрет перемечей – не жалейте мяса!

Вообще, попадая в гости к туркменам, нужно быть готовым к тому, что тебя начнут вкусно угощать сразу и не остановятся до самого прощания. Завещанные предками традиции гостеприимства не только велят подавать чай от сердца, а делать так абсолютно всё.

Расти, Человек, счастливым, без всяких пут!

Мы едем в степь, увидеть туркменскую юрту и старинный обряд – «перерезание пут ребенку». Стоит сказать, что круглая юрта или «терм ой» – это, вне сомнения, уникальный образец инженерной мысли кочевого народа! Разборная, для легкости переноски лошадьми или верблюдами, она состоит из 8 складных решеток «терм», которые крепятся к центральному деревянному ободу. Вход в юрту традиционно устраивают с юго-восточной стороны. В прямоугольный проём вставляют резные деревянные двери, завешенные снаружи войлочным пологом.

Внутри юрта делится на 4 части: центральная – почетное место для гостей под названием «тор». Правая сторона – место хозяина дома. Возле порога, ниже места хозяина, хранятся продукты, кухонная утварь, которые прикрываются специальной циновкой. Слева – место детей. Ближе к порогу вешаются одежда, конское снаряжение. Центр – место очага издревле считается святым. Здесь разводят огонь, готовят еду. Снаружи каркас юрты в старину обтягивался теплым войлоком, крепившимся ремнями, а пол изнутри устилался войлоком и коврами.

Сегодня все почти так же, только юрта стилизованная, но все равно очень красивая и аутентичная. Ее устанавливают на праздники в ауле, на все национальные гуляния. И в этот день она становится центром события: вокруг уже собрались гости. При Доме культуры аула Эдельбай есть замечательные фольклорные коллективы «Ватан», что в переводе на русский язык означает Родина и «Туркменочка». Танцующие, поющие женщины в национальных костюмах в степи выглядят незабываемо! Надо отметить, что традиционные обряды проводятся в семьях постоянно и действительно составляют часть жизненного круга и в наши дни.

Гулюмхан Эсельбекова (кстати, тоже учитель школы № 14, только истории и обществознания) приводит к обряду своего маленького внука. Дружелюбный малыш в национальной одежде смотрит вокруг раскосыми голубыми глазами, а степной ветер ласково треплет его белокурые волосы! Необычная внешность ребенка только усиливает сказочное чувство от происходящего.

Действо обряда проходит весело и бурно, но со стороны трудно уловить все тонкости и снова приходит на помощь с пояснениями Зулейха Казмухаметова:

– Туркмены дарят детям очень много внимания, так было всегда. По случаю рождения малыша в его честь совершается праздник «адтаку». После сорока дней проводят «хыркчиле». А перерезание пут называется «тушаккесу». Проводят его для того, чтобы маленький человечек быстрее встал на ноги. Этот обычай организуют, когда он начинает постепенно ходить, приблизительно в годовалом возрасте. Наши предки верили, что если обряд не сделать, то ребенок будет часто спотыкаться в жизни. А «тушаккесу» подарит ребенку светлое будущее, и он вырастет счастливым, удачливым.

Сначала ножки малыша завязывают черно-белой веревкой. Черный цвет означает землю, белый – свет, и сочетание черного и белого символизирует, что человек должен жить на земле и на этом свете, чтобы он отличал в жизни черное от белого, был добропорядочным и никому не переходил дорогу. По другой версии эти цвета означают, что в жизни случаются и белые, и черные полосы, а ребенок будет в дальнейшем смело переживать и перешагивать их. В старину бытовал обычай вместо полосатой веревки завязывать ноги жирной кишкой какого-нибудь животного, для того чтобы ребенок вырос богатым, авторитетным. Такая примета существует и по сей день. Иногда для завязывания используют веревку, сплетенную из травы, чтобы малыш быстрее рос и развивался, возмужал и стал многодетным.

…Мальчик стоит перед юртой вначале длинной ковровой дорожки, развернутой прямо на степной траве. Он не понимает, почему находится в центре внимания такого количества взрослых и детей. Наклоняет головку и с удивлением глядит на свои завязанные ножки, не зная, заплакать или засмеяться. Но уже начинается детское соревнование! С другого конца ковровой дорожки навстречу малышу стремглав летят девчонки и мальчишки постарше. Добежавший первым получает подарок и право резать путы. И здесь есть свое сакральное значение: от самого быстрого малышу передается ловкость, скорость, энергия.

Остальные детишки тоже получают небольшие презенты, а женщины делают «сачу» – разбрасывают вокруг конфеты и монеты. Точно так же, как это обычно бывает на русской свадьбе.

– Если говорить об истории обычая «тушаккесу», то его оставили нам в наследство предки, – поясняет Зулейха Язаевна. – Причем эта традиция существует до сих пор не только у туркмен, но и у казахов, кыргызов, хакасов, и других родственных народов. И даже называется почти одинаково: у казахов «тусаукесу», у кыргызов «тушоокырктыруу», у алтайцев «тужаккезер». Язычники, поклоняясь верховному божеству Тангри (Небу), делили мир на три части: подземный, наземный и небесный. Человек за свою жизнь должен был побывать в каждом из этих миров. И первым на его пути был мир подземный: именно оттуда, по поверьям, ребенок приходил на землю. В первый год жизни его связь с подземным миром была столь велика, что разорвать ее самостоятельно он не мог. Вместе с путами рвется последняя нить, связывавшая младенца с подземным миром. И малыш делает первый шаг — в наш мир!

Ребенка ставят на ковровую дорожку. По обычаю старший мужчина – дед или отец, завязывает веревку на ножках малыша и приговаривает старинные слова: «Казайтурсан – казсоярм, йорипкитсен – койнсоярм, югирипкитсен – атсоярм!». Буквально это переводится так: если встанешь на ноги – зарежу гуся, если пойдешь ножками – сам зарежу барана, если побежишь – зарежу коня!

После того как перерезали путы, бабушка (или прабабушка) пропускает между ног малыша свежую испеченную лепешку и приговаривает: «Тыгыр-тыгыр, ковекей, тыгырыпкитсин балакай. Тыгырыпкитипдуныяда, мурадынаетсин Ринатджан (имя ребенка)». В переводе это означает: «Крутись, крутись, лепёшка, и ты крутись, твердо ходи и беги по земле, мой малыш! Обойдя весь мир, добейся своей цели, Ринатджан».

И тут происходит самое трогательное: маленького человечка ведут за ручки по ковровой дорожке от юрты в степь. В конце дорожки разложены предметы: книга, молоточек и деньги. Гости умолкают и с замиранием сердца следят – что же выберет малыш? Ведь этот выбор определит его будущее! Если книгу – будет ученым, деньги – предприимчивым, молоток – мастером, тружеником. И наш герой, поразмыслив, поднимает обеими ручками пиалу с монетами! Смех, возгласы восторга и поздравлений тонут в песнях, снова полившихся над степью.

А степь… Главная героиня и мать туркменской жизни! Только тот, кто хотя бы раз побывал в степи, поймет ее поэзию. Мягкие склоны небольших взгорий переливаются всеми оттенками золотистого моря, колышутся в жарком мареве, опьяняя ароматами чабреца и полыни. А над ними – огромный, бесконечный купол самой древней и большой юрты на этой планете – небесный свод.

Р.S. При подготовке текста использованы материалы музея средней школы №14 аула Эдельбай, исследовательских работ З.Я. Казмухаметовой и ее учеников. Автор материала благодарит Зулейху Казмухаметову, коллектив школы № 14 и Дом культуры аула Эдельбай за сердечный прием и знакомство с культурой туркменского народа.