Как работают и чему учатся ставропольцы в Турции

Интересы стран по ключевым вопросам совпадают, но надо постоянно держать ухо востро

19.05.2020 в 13:06, просмотров: 879

Двусторонние отношения России и Турции можно охарактеризовать как осторожное движение заинтересованных друг в друге партнёров навстречу друг другу. Интересы стран по ключевым вопросам совпадают, но, как показывает практика, с турками надо постоянно держать ухо востро. То самолет наш собьют, то в Сирии у нас с ними проблемы. И так не только в политике, но и в других областях жизнедеятельности, включая культуру.

Как работают и чему учатся ставропольцы в Турции
Фото: globaltur.su

Гастарбайтеры из России

В настоящее время отмечено стремление Турецкой Республики по развитию гуманитарного обмена с региональными вузами. При этом в связи с приостановлением в конце 2015 года взаимодействия органов государственной власти субъектов Российской Федерации с турецким министерством образования, эту работу Турция проводит преимущественно на своей территории, приглашая наших соотечественников принять участие в программах студенческой мобильности, а также пройти обучение в светских и теологических учебных заведениях.

Так, в ноябре 2019 года представители турецкого туристического холдинга «KilitGlobal» достигли договоренности с руководством одного из северокавказских вузов о направлении учащихся в Турцию для прохождения стажировок. Соглашение предполагает организацию практик и стажировок обучающихся в вузе на базе турецкой организации, создание базовой кафедры, совместные мероприятия и научные исследования.

В планах вуза – развитие плодотворных отношений с турецким партнёром, выполнение междисциплинарных проектов в области туризма и гостеприимства, академическая мобильность преподавателей через прохождение стажировок на базе компании.

Сотрудничество – дело, безусловно, замечательное и взаимовыгодное, но нельзя забывать, что российские студенты зачастую попадают в компрометирующие ситуации в период нахождения в Турции. Причем в случае возникновения трудностей, турецкие компании и вузы, как правило, уклоняются от оказания помощи лицам указанной категории.

Имелись факты, когда студент попал в ДТП на территории Турции, а другая представительница вуза подверглась сексуальному насилию. В обоих происшествиях турецкий туроператор проявил безучастность и не предоставил должной поддержки своим клиентам.

Также в период с 15 мая по 15 сентября 2018 года – по программе так называемого «Трансфер-гида» туристического холдинга «KilitGlobal», Турецкую Республику посетил 31 студент с Северного Кавказа. Указанная программа подразумевала проживание российских студентов в пятизвездочных отелях Турции, где они должны были осуществлять трудовую деятельность в роли гидов туристической отрасли. Перелёт, проживание, питание и ежемесячная заработная плата в размере 400 долларов США в соответствии с договором возлагалась на «KilitGlobal».

Однако российские студенты проживали в условиях, не отвечающих санитарно-эпидемиологическим нормам, взятые на себя обязательства по организации регулярного и качественного питания, а также своевременной выплаты зарплаты и приобретению обратных билетов в Россию турецкая сторона также не исполнила.

Участвовавшие в программе студенты не захотели рассказать «МК-Кавказ» о том, что с ними произошло. Мы пообщались с бывшим студентом вуза Арсеном Аруяном. От ребят, связавшихся с «Kilit Global», он узнал о рабских условиях труда. Речь идет о сотнях учащихся вузов из десятка крупных городов России.

Студенты заключали контракт, согласно которому им обещали «море, солнце, интересную работу и достойную зарплату». По приезду в Турцию студенты заключали другой договор на турецком языке, которого они не знали. Копия документа на руки не выдавалась.

– В Турции из аэропорта нас привезли в общежитие и сказали ложиться спать, – рассказал один из студентов. – Очень хотелось есть, но пришлось уснуть. Я проснулся и отправился на собрание, спросил, когда нас, наконец, покормят. Нам пообещали ужин, но только на следующий день. Чем дальше шло, тем больше я понимал, куда я попал. Через две недели нам сказали, что можно есть в отелях вместе с туристами, но не больше двух человек за раз. В нашей общаге было около 50 человек. Через два месяца все отели в радиусе 10 километров запретили нам у них питаться.

В договоре, который заключали со студентами в России, написано, что компания «Kilit Global» гарантирует безопасность. Будет заботиться о жизни и здоровье. Но этот пункт не выполнялся.

Как рассказали девушки, иногда их склоняли к сексу, угрожая увольнением и штрафами. Некоторые водители домогались девочек-гидов, предлагая деньги. К здоровью людей тоже относятся наплевательски. Если ты болеешь, выходной тебе не дадут.

– Водители, с которыми мы работали, не спали по много часов. Они буквально засыпали за рулем – рассказал один из студентов. – За сезон я лично видел с десяток аварий. Шансы попасть самим в ДТП были очень велики. В ночных поездках я старался не спать, чтобы говорить с водителем и не дать ему заснуть.

В договоре с турецким холдингом «Kilit Global» написано, что рабочее время сотрудника соответствует внутреннему распорядку компании. Молодые люди рассказывают, что сутками работали без сна.

Только начав работать, студенты узнавали о системе штрафов. При заключении договора о них никто не говорил. Например, если спишь в автобусе – штраф 25 долларов. Штраф 50 долларов для тех, кто пошёл на море или нарушил временные рамки в общежитии. По 25 долларов вычитают за опоздание на экскурсионную программу, небритость на лице, неубранные волосы у девушек. А также за то, что ты не расписался в журнале о том, что получил на руки программу.

Словом, реальные условия были настолько невыносимыми, что многим пришлось фактически бежать: ночью, тайком от начальства, студенты добирались до аэропорта, покупали билеты за свой счет и улетали домой.

Студенты признаются, что после стажировки по-другому стали относиться к тем, кто приезжает на заработки в Россию. Ведь, отправляясь на заработки в Турцию, они становились точно такими же гастарбайтерами.

А нужен им берег турецкий?

Есть и другой аспект российско-турецких отношений. Речь идет о проживающих на территории России, в том числе и Ставропольского края, турок-месхетинцев.

Месхетинцы – коренной народ Грузии. В период Османской империи он подвергся исламизации и перенял турецкий язык и культуру. Первые переселенцы на Северный Кавказ приехали в 69-м году прошлого столетия. Следующая волна хлынула в 1989-м, после ферганских событий.

Сразу после распада СССР началось посещение тюркоязычных регионов РФ высшими турецкими чиновниками с целью распространении пантюркистских идей среди тюркских народов РФ. Особую роль в этом играло в этом ныне запрещенное в России движение «Нурджулар» Фетхуллаха Гюлена, стоявшего, по мнению многих, за военными, пытающимися свергнуть президента Турции. Его идеологией был пантюркизм и панисламизм, продвигаемые через сеть специальных учебных заведений.

В последние годы активное участие по вовлечению представителей турко-месхетинской диаспоры в орбиту интересов Турецкой Республики принимает Всемирная ассоциация турок-месхетинцев «Datub».

В частности, эта структура оказывает мнимую помощь месхам в получении высшего и средне-специального образования, в том числе и теологического, на территории Турции. Однако указанная деятельность «Datub» преследует исключительно цели поддержания положительного имиджа Турции в среде тюркских народностей. При этом не учитывается, что, получив высшее образование в Турции, месхетинцы зачастую не имеют возможности трудоустроиться в России по специальности либо получить престижную работу в сфере государственного и муниципального управления.

Причинами такого положения вещей является несоответствие учебных стандартов турецких вузов к российской действительности, в том числе в религиозном плане. В этой связи подавляющее число месхов, получивших образование в Турции, не смогли реализовать свои амбиции в России и трудоустроены в основном в сферах растениеводства и животноводства.

Более детально сферу образовательных контактов с Турецкой Республикой раскрыл председатель Общественной организации турок-месхетинцев в Ставропольском крае Яшар Мардалиев:

– В 2003 году между Центральным советом Международного общества месхетинских турок «Ватан» и властями Турции было подписано соглашение об обучении детей месхетинских турок. По квоте принимали 25 человек. Всё это оформлялось через посольство Турецкой Республики и продолжалось до 2012-2013 годов. Потом стали переходить на новую программу подачи документов через Интернет. Есть такая программа «Türkler bürslari». Вы подаёте нужные документы, вам приходит ответ, что ваши документы приняты, с чем вас и поздравляют. Затем приезжает комиссия из Турции, которая проводит собеседование с каждым абитуриентом отдельно.

Через некоторое время вам приходит сообщение о том, что вы приняты. И тут выясняется, что школьник, имеющий слабые оценки, может пройти так называемую процедуру собеседования на «хорошо» и стать студентом, а школьник, окончивший школу на золотую медаль, не проходит, непонятно почему. И таких случаев немало.

Как рассказал Яшар Мустафаевич, со школьниками, окончившими 9 классов, занимаются в большинстве представители духовных организаций. И в этом направлении обучения не всё прозрачно. Были случаи, когда дети звонили родителям и просили их забрать, некоторые уезжали сами.

В России много месхетинцев, выучившись, стали успешными бизнесменами, учёными, хорошими врачами, они трудятся во многих отраслях народного хозяйства. Некоторые неплохо устроились и в Турции, но это скорее исключение, чем правило.

– Хочу привести примеры, – добавляет Яшар Мардилиев. – Сестра и брат из Кабардино-Балкарской республики Мадина и Аслан Мислишаевы окончили школу в городе Майском на золотые медали и учатся в Ставрополе. Мадина – в медицинском университете, а Аслан был участником программы профессора Вяземского «Умники и умницы» и стал победителем, хочет стать дипломатом. Раис-имам Курского района Н. Шахзадаев окончил медресе «Исламский институт» в Черкесске. Этот религиозный деятель пользуется авторитетом среди мусульман всех возрастов региона, принимает активное участие в деле духовно-нравственного и патриотического становления мусульманской молодежи, прежде всего, из числа месхетинского этноса. Таких примеров много. Наш народ в большинстве своем – работяги, политикой не занимается. Людям это неинтересно.

В настоящее время на территории пяти районов Ставропольского края – Курского, Кировского, Благодарненского, Советского и Будённовского, проживает около 17 тысяч турок-месхетинцев. Большинство – в Курском районе.

– Участие официальных лиц или общественных организаций Турции в каких-либо мероприятиях на территории района мы не отслеживаем, – рассказал заместитель главы администрации Курского района Юрий Чебан. – Нам важно участие местной турецкой общественности в жизни района, а оно довольно активное. Для нас – это существенная этническая группа.

По словам Юрия Чебана, местная власть гордится тем, что на территории района не возникает серьезных конфликтов на национальной почве. Любой вопрос решается за столом переговоров с участием заинтересованных сторон. Это относится ко всем этническим группам, в том числе и туркам.


|