Уголовное преследование адвоката в КБР призвали прекратить на Ставрополье

Совет адвокатской палаты Ставрополья осудил нарушения прав адвокатов и их подзащитного в КБР

Резонансный конфликт между полицейскими и несколькими адвокатами в Кабардино-Балкарии не оставил равнодушным членов адвокатского сообщества Ставрополья. Совет адвокатской палаты СК дал свою оценку произошедшему и его последствиям.

Совет адвокатской палаты Ставрополья осудил нарушения прав адвокатов и их подзащитного в КБР
Фото: кадр из видео СК РФ

Напомним, 20 мая в Нарткале был задержан и доставлен в отдел полиции адвокат Р.М. Жилоков. Позднее, к отделу прибыли трое его коллег с целью осуществления юридической помощи задержанному, однако стражи порядка отказались пустить адвокатов к подзащитному. Происходящее зафиксировали видеокамеры. Между защитниками и полицейскими разгорелся конфликт, в отношении трех женщин даже была применена грубая сила. Однако в последствии уголовное дело было возбуждено именно в отношении одной из представительниц адвокатского сообщества. Причем ей пытаются вменить применение насилия в отношении представителя власти.

«Совет адвокатской палаты Ставропольского края, ознакомившись с рядом видеоматериалов, с достоверностью передающих обстоятельства инцидента в ОМВД России по Урванскому району по Кабардино-Балкарской Республике, имевшего место 20 мая 2020г. с участием адвокатов, не подменяя собой следственные и судебные органы, считает необходимым сделать заявление о грубом нарушении профессиональных прав адвокатов и попрании конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи задержанного лица», - отреагировали на происходящее ставропольские коллеги женщин-адвокатов.

Свои выводы специалисты в области права сделали, исходя из того, что, согласно общедоступным материалам, адвокаты адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики Д.М. Ципинова, Л.Г. Кочесокова, Н.Г. Магова, имея при себе ордера на защиту и удостоверения, прибыли для осуществления защиты своего коллеги, задержанного Жилокова Р.М., в ОМВД России по Урванскому району. Однако, в течение нескольких часов они не были допущены к своему подзащитному по устному указанию начальника ОМВД Шогенова Р.Б. и с применением насилия были выдворены из помещения отдела полиции.

В качестве аргумента ставропольские адвокаты приводят ст.16 Основных принципов, касающихся роли юристов, принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Она гласит, что правительства ответственны за обеспечение юристам возможности выполнять все свои профессиональные обязанности, не опасаясь угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами; не подвергаться судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям/угрозам их применения за действия в рамках профессиональных обязанностей.

«Европейский суд по правам человека неоднократно подчеркивал, что преследование представителей юридической профессии наносит «удар в самое сердце системы Конвенции». (Постановление по делу «Круглов и другие против России»)», - напоминает совет адвокатской палаты СК.

Основанием для выводов ставропольских адвокатов являются и Конституционные положения, а именно: ст.15 ч.4 Конституции РФ, говорящая о приоритете международного права и международных договоров РФ над внутренними законами, и ст.48, гарантирующая каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно, а каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Подкрепляют члены совета АП СК свои доводы и статьей 15 ч.3 Федерального Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ», устанавливающей право адвоката, чей статус подтвержден удостоверением, на беспрепятственный доступ «в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности». Часть 1 ст.18 этого закона запрещает «вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом».

Уголовно-процессуальный кодекс РФ в ст.49 закрепляет участие защитника в деле «с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, а так же с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления».

Все приведенные нормы в совокупности подтверждают бесспорное право адвокатов Д.М. Ципиновой, Л.Г. Кочесоковой, Н.Г. Маговой, имевших при себе ордера и удостоверения адвокатов, на доступ к своему подзащитному Жилокову Р.М., - убеждены в сосете АП СК, более того, его члены считают, что лишение адвокатов законного права на общение со своими доверителями наносит мощный удар по самому существованию и функционированию адвокатского сообщества и является самым вопиющим и нетерпимым нарушением.

«При этом нет ни малейших оснований полагать, что адвокаты имели какие-либо иные цели и мотивы для посещения здания ОМВД помимо законной цели оказания квалифицированной юридической помощи своему доверителю. Последнее обстоятельство подчеркивает явную неадекватность реакции сотрудников полиции в ответ на законное требование защитников. Из имеющейся видеозаписи следует, что в ответ на требования адвокатов объяснить причины не допуска к подзащитному никаких объяснений от сотрудников полиции, в том числе и начальника ОМВД Шогенова Р.Б., не последовало», - анализируют члены совета палаты.

«Рекомендация №R (2000)21 Комитета министров Совета Европы «О свободе осуществления профессии адвоката», принятая 25.10.2000 на 727 заседании заместителей министров, устанавливает обязанность ассоциации адвокатов содействовать установлению и отстаиванию справедливости.

С учетом этого Совет адвокатской палаты Ставропольского края решительно осуждает нарушение профессиональных прав адвокатов, сопряженное с необоснованным применением насилия со стороны правоохранителей в отношении трех адвокатов. Названные безосновательные и циничные действия сотрудников полиции заслуживают надлежащей уголовно-правовой оценки в рамках объективного и непредвзятого расследования», - изложено в единогласно принятом заявлении совета адвокатской палаты Ставропольского края.

Кроме того, члены совета считают следственной ошибкой и недоразумением тот факт, что в отношении адвоката Ципиновой Дианы Мусовны было возбуждено уголовное дело по ст.318ч.1 УК РФ. Совет палаты призывал компетентных должностных лиц Российской Федерации и Кабардино-Балкарской республики прекратить уголовное преследование адвоката.

Сюжет:

Санкции